Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Генерал Ласкин: второй раз в Крыму

Юрий САВИНОВ

В длительной боевой биографии генерал-лейтенанта Ивана Андреевича Ласкина(на фото) Крым занимает особое место: трижды пришлось ему участвовать в боях за полуостров. В первый раз – в 1920 г. 19-летним красноармейцем-курсантом он проделал путь от Екатеринослава до Перекопа. Продолжив службу и получив военное образование, И.А. Ласкин стал кадровым офицером и к 1941 г. дослужился до звания полковника. Начало Великой Отечественной войны он встретил на советско-румынской границе начальником штаба 15-й Сивашской моторизованной дивизии.


Танки Т-34 5-го танкового полка. Крым, сентябрь 1941 г.

title
Участвовал в первых сражениях войны в Молдавии и на Украине, оказался в окружении в Уманском котле. Здесь Ласкин, заменив погибшего командира дивизии генерала Белова, руководил прорывом и выходом из окружения оставшихся бойцов. После недолгой проверки полковник Ласкин был направлен к новому месту службы в Симферополь. Так он во второй раз оказался в Крыму.

После общего разгрома Южного фронта возникла опасность вторжения 11-й немецкой армии (генерал пехоты Э. фон Манштейн) в Крым с материка. Для защиты Крыма была сформирована 51-я армия с правами фронта и оперативным подчинением ей Черноморского флота. Перекоп непосредственно обороняла оперативная группа под руководством заместителя командующего 51-й армией генерал-лейтенанта П.И. Батова в составе 106, 156 и 276-й стрелковых дивизий, а также подошедших позднее 172-й, 271-й стрелковых и 42-й кавалерийской дивизий.

В боях 24 – 29 сентября 54-й армейский корпус 11-й армии прорвал оборону на всю глубину и подошел к укреплениям на Ишуньском перешейке. В первых числах октября 1941 г. противник попытался взять штурмом Ишуньские позиции, но все атаки были отражены. До середины октября в Крыму установилось относительное затишье.

1 октября 1941 г. И.А. Ласкин прибыл в Симферополь на должность начальника штаба 172-й стрелковой дивизии. В штабе армии он был ознакомлен с обстановкой на фронте, после чего выехал на командный пункт дивизии, располагавшийся в Воронцовке. Здесь он представился командиру дивизии полковнику И.Г. Торопцеву и получил распоряжение разобраться в обстановке и доложить свою оценку.

Легкие танки Т-37 172-й дивизии. Крым,
август 1941 г.

title
Дивизия была сформирована в Симферополе в сентябре 1941 г. из местных запасников и вначале имела условный регистр 3-я Крымская. Она входила в группу генерала Батова и держала оборону на р. Чатырлык и по южному берегу Каркинитского залива на широком фронте. В составе дивизии были 383-й (майор П.Д. Ерофеев), 514-й (капитан И.Ф. Устинов) и 747-й (майор В.В. Шашло) стрелковые, 5-й танковый (майор С.П. Баранов) и 340-й гаубичный артиллерийский (майор Я.Б. Рейнгольд) полки. Все танки 51-й армии имелись только в 5-м танковом полку 172-й дивизии. Его материальную часть составляли 10 танков Т-34 и 56 легких танков Т-37/38.



Полковник Ласкин.
Севастополь, 1942 г.

title
Главное, на что обратил внимание новый начальник штаба – тонкая линия обороны на главном направлении, дивизия вытянута в нитку, резервов нет. Свои соображения по этому поводу он изложил полковнику Торопцеву, после чего по поручению комдива обратился к генералу Батову с вопросом о подкреплении. Передовой командный пункт армии располагался в той же Воронцовке, здесь Ласкин нашел командующего оперативной группой. Генерал объяснил, что резервов не имеет, так как по решению командующего армией генерал-полковника Ф.И. Кузнецова, которое Батов считал ошибочным, пять дивизий из состава армии (три стрелковые и две кавалерийские) были расположены по крымскому побережью для отражения возможных десантов противника. Ласкин вспоминает о первой встрече с Батовым: «Павел Иванович очень энергичный, подвижный, рассудительный. Он небольшого роста с живыми умными глазами. По интонации его голоса можно было почувствовать, что делового и дружественного контакта у него с командармом Кузнецовым нет».

Генерал Батов также довольно быстро оценил профессиональные качества начальника штаба дивизии. Он пишет: «Полковник И.Г. Торопцев приобрел деятельного сотрудника. В дивизии почувствовали: стало больше порядка, собранности, организованности и еще, я бы сказал, прибавилось духа боевого товарищества. Комдив и начальник его штаба дополняли друг друга. Ласкин не стеснялся признать, что у его непосредственного начальника гораздо солиднее знания и опыт, а Торопцев мог лишь завидовать волевым качествам и энергии молодого полковника. Конечно, резкую грань между характерами штабного и строевого командира трудно провести, но тем не менее эта грань существует, и мне сразу показалось, что Иван Андреевич Ласкин строевик душой и телом». Именно поэтому, когда по решению командарма полковник Торопцев был снят с должности, у Военного совета армии не было долгих сомнений по кандидатуре нового командира дивизии – 6 октября дивизию принял полковник И.А. Ласкин.

П.И. Батов. 1942 г.
title
Учитывая невозможность одновременной обороны Крыма и Одессы, Ставка ВГК 30 сентября при¬няла решение об эвакуации из Одессы всех войск Приморской армии и подчинении их командую¬щему 51-й армией. Эвакуация войск естественно не осталась без внимания немецкой разведки, и Манштейн был вынужден поторопиться. К 16 октября 1941 г. немецкие войска оттес¬нили армии Южного фронта в направлении Тага¬нрога, создав благоприятную обстановку для продолжения наступательных действий в Крыму.

Наступление 11-й армии возобновилось в 5.10 утра 18 октября. К вечеру 19 октября 170-я пехотная дивизия немцев прорвала Ишуньские позиции и вырвалась к устью Чатырлыка, но была остановлена контрударом 5-го танкового полка и стрелковых подразделений дивизии И. Ласкина. С этого времени на Чатырлыке не затихал бой. Фронт дивизии растянулся до 40 км одноэшелонным боевым порядком, все полки находились в непосредственном соприкосновении с противником.

20 и 21 октяб¬ря три немецкие дивизии (72, 73 и 170-я) пытались прорвать оборону на Чатырлыке. «Пол¬ковник И.А. Ласкин, как бронированным кулаком, отбивался от наседавших немецких войск танковым полком майора С.П. Баранова», – так образно охарактеризовал действия комдива генерал Батов. Вражеские танки не смогли пройти заболоченное речное русло, но пехота противника при поддержке авиации и артиллерии перешла устье реки и местами ворва¬лась в передовые окопы. 514-й и 383-й полки несколько раз за день контратаковали противника и смогли отбросить его за Чатырлык. С утра 22 октября противник снова всеми силами обрушился на дивизию. На стыке дивизии с правым соседом – 42-й кавалерийской дивизией полковника В.В. Глаголева – явно определился прорыв обороны, и часть сил врага стала обходить правый фланг 514-го полка. На помощь генерал Батов смог выделить только одну роту, а также перенаправить огонь 29-й и 126-й береговых батарей Черноморского флота.

title
Обходя фланг 172-й дивизии, противник одновременно подставлял свой. Учитывая это, полковник Ласкин принял решение с ходу произвести контратаку в открытый фланг ударной группировки немцев. Он лично поставил резервной роте задачу и руководил этой атакой с бронеавтомобиля. В начале боя он получил ранение картечью в ногу. Внезапный удар привел врага в замешательство, его наступление было остановлено. Генерал Батов пишет: «Я ждал доклада о результатах. Доклада не было. Позвонил, и мне ответили, что командир дивизии лежит без сознания. Во время контратаки он был контужен. Но надо было командовать. И он, едва придя в сознание, продолжал руководить боем – в течение нескольких дней адъютанты вносили комдива в бронемашину на руках».

Утро 23 октября началось с налета вражеской авиации, затем штурм позиций 172-й дивизии был продолжен. Колонны немецкой пехоты, выдвигающиеся к линии фронта и обходившие правый фланг дивизии, по запросу Ласкина были подавлены огнем дивизиона реактивной артиллерии из резерва Батова. Но на другом участке противник прорвался через реку и, развивая успех, завязал бой на северной окраине Воронцовки.

Вечером 23 октября стало известно о подходе со стороны Севастополя Приморской армии (генерал-майор И.Е. Петров), части которой были плохо укомплектованы личным составом и особен¬но артиллерией.172-й дивизии было приказано удерживать оборону и с подходом приморцев подключиться к общей контратаке. Утром 24 октября войска оперативной группы Батова предприняли свою последнюю попытку изменить ход событий в свою пользу. Им удалось потеснить 72-ю и 73-ю немецкие пехотные дивизии и снова выйти на Чатырлык. Однако попытка командования контратаковать силами войск 51-й и Приморской армий и выйти на Ишуньский рубеж была сорвана мощным ударом врага в стык армий.

26 октября Машнтейн бросил на Воронцовку свои последние свежие резервы. В боях 26 – 27 октября на ряде участков обо¬рона была прорвана. С 28 октября началось общее отступление войск Крыма. К последним числам месяца 172-я дивизия была обойдена с флангов и потеряла связь с командованием и штабом 51-й армии. По удаляющемуся гулу канонады можно было определить, что войска армии отходят на восток.

Немецкие войска развивали наступле¬ние в двух направлениях: 4 пехотные и моторизо¬ванная дивизия – на Севастополь; 5 пехотных и моторизованная дивизии, а также 2 кавалерийские бригады – на Керченский полуостров. После захвата немцами Евпатории создалась угроза перехвата коммуникаций и разгрома Приморской и 51-й армий в степной ча¬сти Крыма. В этих условиях командование войсками Крыма приняло решение от¬вести 51-ю армию в направлении на Феодосию и Керчь, а Приморскую – на Севасто¬поль для обороны главной базы Черноморского флота.

Командир 172-й дивизии планировал начать отвод частей в ночь на 1 ноября, но днем 31 октября в дивизию прибыл офицер связи Приморской армии, сообщив о передаче дивизии в ее состав. Также он передал письменное распоряжение командарма Петрова Ласкину и комиссару дивизии П.Е. Солонцову явиться на заседание Военного совета армии в селение Экибаш. На заседании командарм ознакомил присутствующих с обстановкой, высказался о невозможности оставаться на занимаемых рубежах и предложил командирам частей армии изложить свои соображения по маршруту отхода армии – на Керчь или Севастополь. Мнения разделились, но большинство, среди которого был и Ласкин, высказалось за Севастополь. Также Ласкин выдвинул предложение о возможности быстрого занятия выгодного плацдарма по р. Альме. «Полковник Ласкин излагает очень четко и ясно предлагаемый им порядок движения, расположение на марше штабов, артиллерии, отрядов прикрытия. Продумать все это он успел, очевидно уже сидя здесь», – вспоминает маршал Н.И. Крылов, в то время – начальник штаба армии в звании полковника. В итоге командарм огласил общее решение: армия отходит на Севастополь. 172-я дивизия назначалась в арьергард и должна была прикрывать отход армии.

Командование Приморской армии: начальник штаба Н.И. Крылов, командующий И.Е. Петров, начальник артиллерии Н.К. Рыжи. Севастополь, май 1942 г.
title
В ночных переходах и дневных боях беспрестанно менялась обстановка. Порой глубокой ночью в степи приходилось резко изменять направление движения частей. 1 ноября противник занял Симферополь, немцам удалось упредить отходящие части и захватить горные дефиле, через которые проходили кратчайшие маршруты. Рубеж по р. Альме был занят немцами, они прочно обосновались в междуречье Альмы и Качи. Приходилось двигаться параллельно опережающим немецким войскам. Начальник штаба Крылов выехал навстречу 172-й дивизии на подступах к Альме, чтобы круто повернуть ее в предгорья.

В ре¬зультате Приморская армия была вынуж¬дена отходить через горы по маршруту Алушта, Ял¬та, Севастополь. 1 – 2 ноября дивизия Ласкина вела бои с 72-й немецкой дивизией в совхозе Альминский. На следующий день полковник Крылов передал новый приказ командарма продвигаться на Севастополь по дороге через Ялту и ускорить передвижение. Задача по прикрытию отхода армии с дивизии снималась. Утром 4 ноября части 172-й дивизии вошли в Ялту, 5 ноября у селений Гавро и Коккозы колонна дивизии с боем вышла на шоссейную дорогу, ведущую через гору Ай-Петри на Южный берег Крыма. Здесь около суток 25, 95 и 172-я дивизии частью сил сдерживали противника, обеспечивая вывоз материальной части армии в Алупку, и частью сил продолжали движение на юг. Лишь к вечеру 6 ноября полки 172-й полностью сосредоточилась в Севастополе, и уже на следующий день части дивизии были брошены в бой для обороны высот северо-восточнее Балаклавы.

Захватить Севастополь с ходу в октябре Манштейну не удалось – его передовые части были остановлены немногочисленными подразделениями морской пехоты при поддержке береговых батарей флота. 4 ноября все оборонявшие город силы были объединены в Севастопольский оборонительный район (СОР) под общим руководством командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф.С. Октябрьского. Генерал Петров назначался его заместителем по сухопутной обороне. 9 ноября штаб СОРа издал приказ о создании секторов. Первый сектор (комендант – полковник П.Г. Новиков, командир 2-й кавалерийской дивизии) прикрывал балаклавское направление. Второй сектор (полковник Ласкин) – направление Ялта, Севастополь. Третий сектор (генерал-майор Т.К. Коломиец, командир 25-й стрелковой дивизии) – центрально-восточное направление. Четвертый сектор (генерал-майор В.Ф. Воробьев, командир 95-й стрелковой дивизии) – направление Бахчисарай, Севастополь.
http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12767

Subscribe

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments