Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Украину как проект нужно преодолеть

Наталья ГАВРИЛЕВА

Порадовали наши крымские эксперты: они провели почти трехчасовой круглый стол под названием «Украина: трагедия войны и распада». Они обязательно должны были это сделать — «Крымское Эхо», признаться, ждало этого момента. Как оказалось, и члены клуба тоже к этому стремились — и наконец созрели. От богатства тезисов, высказанных на этой встрече, голова шла кругом; хочется со всеми моментами познакомить читателя — но все сразу обработать не получится, будем это делать постепенно.
Сегодня я вас познакомлю с гостем из Севастополя, Андреем Ставицким — он доцент кафедры истории и международных отношений филиала МГУ в г. Севастополе.



Пока он делал свой доклад, я все пыталась вспомнить: я уже слышала эту фамилию как эксперта, но это было как-то давно, и воспоминания были не из приятных. Конечно, ученый мир Крыма и Севастополя развивается отдельно, хотя проводятся какие-то совместные мероприятия. Но севастопольцев крымские журналисты знают слабовато.

Но в конце своего выступления Андрей Владимирович сам напомнил свою историю: «Экспертное сообщество Крыма очень ценно — как ни странно, мы оказались бОльшими патриотами России: мы обладаем некой иммунной защитой, мы знаем все это изнутри, мы все это пережили, изучали… Причем я начинал изучать [тему] как адепт украинской идеи, приглашался в Киев, но потом пошел обратный процесс — из украинца в русского, потому что я был по паспорту украинцем».

Андрей Ставицкий — в центре
title
Тем ценнее то, что вы прочтете ниже. Выступал Андрей Ставицкий, кстати, автор множества книг, в которых раскрывает, откуда есть пошла Украина и откуда родом мифы о ней, без бумажки, очень торопился, поэтому некоторые места в его выступлении я дам в пересказе.

Александр Форманчук, глава Крымского экспертного клуба, обозначил выступление Ставицкого как «Мифы украинского государства».

Итак:

— Я заметил парадокс: чем больше изучаю украинскую историю, тем больше сталкиваюсь с тем, что здесь как-то не очень работает принцип «чем больше узнаешь, тем меньше знаешь». В данном случае, наоборот, тянет на более жесткие формулировки, от которых, из некоторых этических соображений можно было бы, пока не было войны, и воздержаться, но сейчас уже просто, извините, буду говорить, как Марк Порций Катон Старший, «Карфаген должен быть разрушен». Подчеркну, что я беру только мифологический срез.


Сначала о войне


То, что мы называем украинским проектом — это… сказать, что это безобразие, значит, ничего не сказать. Война сегодня — это бандеровщина, это украинское явление. Изучая его, идем дальше и так можем дойти до «оршанской пропаганды», которой недавно отметили 500 лет и даже в честь этого выпустили монету. У Орши поляки впервые начали демонизировать Россию — а я напомню, что именно глазами поляков Запад смотрит на Россию, это такой любопытный феномен, и о нем сегодня буду говорить.

С этой точки зрения украинский проект без геополитического контекста не понять, я в этом убежден. Более того, я бы даже поставил системную связь между тем, что 90 процентов мировых ресурсов уходит на Запад и используется там, и тем, что идет украинская война. Такая связь есть, и она системная.

Более того, здесь выстраивается такая «пищевая цепочка» — по общей технологии в войну фактически втягивается целая страна, давно обрабатывается, и уже, на мой взгляд, прошла точка невозврата. И вопрос состоит не в том, что останется от Украины что-то или нет, и будет ли она существовать, а в том, будет ли втянута в ее горячую фазу Россия. А в холодной ее фазе Россия уже вовсю участвует.

Второй момент появляется как следствие слабости России. Украинский проект возникает тогда, когда Русь слабеет — и тогда начинают шевелиться окраины.

Третье. Украина — это продукт информационной войны, причем в глобальном контексте. Без него ничего не понять.

Далее. Это итог конструирования украинской идентичности, если хотите, это такая этническая химера. Причем «химера» имеет двойной смысл: и с точки зрения того, что за этим стоит, и, по сути термина. Напомню, химера — это нечто эклектично составленное, то есть составленное из ряда каких-то вещей. Кто знает греческую мифологию, поймет, о чем я говорю.

Клуб экспертов
title
Над этой темой в свое время размышлял Николай Гумилев — в одной из его работ речь идет о том, что на стыке информационно-культурного поля между различными (либо культурными) цивилизациями возникает и «горячее взаимодействие». Особенно если такие противоречия идут достаточно долго.

На мой взгляд, сегодня уже совершенно очевидно, что украинский проект не самодостаточен. Он не может существовать без внешнего вмешательства и подпитки. Он с самого начала, если хотите, находился в реанимации, под капельницей и представляет из себя некий вариант исторического мутанта. Ну а в нынешнем проявлении — этакий вариант антирусской бесовщины.

Буду настаивать на том, что цель этого проекта — не процветание украинского народа, а война. В каком виде — другой вопрос. Причем эта война, мы видим — и гражданская, и гибридная, и колониальная, если хотите. Здесь поневоле вспоминается «План Ост», о котором я говорить не буду — любой, кто посмотрит и сопоставит эволюцию Украины как страны и то, что записано в «Плане Ост», его основные положения, увидит, что в значительной степени эти вещи совпадают или аналогичны.

Этот план, эта война на Украине вначале развивались в мягкой форме, но в результате численность населения сократилась на семь миллионов; плюс семь миллионов просто убежали из страны, они где-то работают. А 14 миллионов — это уже соотносимо с «горячей войной». По крайней мере, двадцать лет удавалось ее избежать. А сейчас уже поздно говорить — конфликт перешел в горячую фазу, но это уже по сути геноцид.


Теперь немного предыстории


— Я уже сказал про «оршанскую пропаганду», это отдельная тема, но хотел бы обратить внимание, что это польский проект раскола, он формировался польской интеллигенцией. Когда Речь Посполита была расколота и уничтожена в конце XVIII века, тогда был выдвинут лозунг «вы раскололи и уничтожили нас — мы расколем и уничтожим вас».

И вот начинается их кропотливая, системная работа: это очень мощный сетевой организационный опыт, который прослеживается от Яна Потоцкого и Тадеуша Чацкого —они впервые выдвинули идею укров и начали ее развивать — до Франтишека Духинского, который начал говорить о том, что (всё же с украми не очень получилось) настоящие русские — это украинцы, что москали у них украли имя, а русские на самом деле являются финно-угро-монголами, и теперь нужно побороться за эту историю и отобрать ее.

В дальнейшем это направление будет развиваться и будет отлито в ряде тезисов. Сошлюсь здесь на ряд авторов, которые совершенно замечательно сказали по поводу того, что они собираются сделать с Россией на протяжении двух столетий.

Любек Мирославский, был такой российский генерал, который участвовал в первом польском восстании, потом руководил вторым. Вот его слова: «Бросим пожары и бомбы за Днепр и Дон, в самое сердце Руси. Пускай он уничтожит ее, раздуем ссоры и ненависть в русском народе. Русские сами будут рвать себя собственными когтями, а мы будем расти и крепнуть».

В таком же контексте и совершенно замечательная мысль Валериана Калинки, это был галицкий ксендз: «Если сила поляка хранится в его польской душе, то между душой малоросса и москаля нет основного различия. Поэтому надо влить новую душу в русина, в чем главная задача поляков — это душа да будет от Запада, тогда, быть может, малорусская Украина возвратится к братству с Польшей против России».

Митрополит Шептицкий (напомню — поляк, бывший австрийский офицер, митрополит униатской церкви): «Украинцы являются только орудием в руках провидения, чтобы оторвать христианский восток из клещей ереси, чтобы водворить его в лоно апостольского престола и включить в европейское общество».

Более поздний автор, небезызвестный Иозеф Пилсудский уже как организатор — Ленин и Сталин в одном лице для Польши: «Главная задача нашей внешней политики на Востоке является расчленение России». И ну и последнее — всем известная фраза Збигнева Бжезинского, который в 90-х годах сказал, что мировой порядок «будем создавать за счет России , на обломках России и против России».

Напомню, что он, поляк, является мощной фигурой, идеологом Запада, одним из ведущих. То есть мысль о том, что Запад смотрит на Россию глазами Польши, очень даже небезосновательна.


Шесть миллиардов на раскрутку


Следующий, очень важный, момент: польский проект оказался недееспособным по достаточно простой причине — конечно, поляки сумели найти некие группы типа Киево-Мефодиевского братства, Кулиша, Шевченко, смогли их немного продвинуть и вдохновить. Но далее проект начал глохнуть, и если бы не вмешательство сначала Австрии, а потом и Германии, которые сделали хорошие вливания, проект бы окончательно заглох.

Для информации: одной только Германией было вложено 6 миллиардов марок на то, чтобы раскрутить «Просвиту», деятельность Грушевского и так далее. Чтобы было понятно, что это была за сумма в те времена — она на 20 процентов больше, чем проект создания военно-морского флота Германии! Вы понимаете, насколько серьезно они занимались информационной работой.

Ну и далее начинается комплексная работа, которая позволила развернуть украинский проект. Он состоит, как уже видно, из концепции поляков и из истории Грушевского, где за счет переименования был создан совершенно новый народ новый язык, который раскручивали сначала на основе полтавского, а потом галицкого диалекта. По идее Кулиша — «как слышу, так и пишу».

Дальше начинается развитие уже совсем в другом контексте — чем дальше от русского языка, тем лучше. Затем — идеология целого ряда деятелей и творений от «Истории русов» до Павло Штепы, включая, конечно, Донцова. Ну и поэтическое воплощение всего этого — в поэмах Шевченко.

Так что получился очень даже замечательный проект, который в общем-то составляет, если хотите, костяк, основу украинской мифоистории, которую я определяю так: это комплекс структурно оформленных мифологем, созданных с целью обоснования исторической легитимности Украинского проекта и воспроизводства украинцев как русских на потоке. Эта мифоистория — оружие массового поражения.


Дебил с идеей


В современном варианте мы видим сейчас еще один важный момент. Украинский проект с 1991-го по 2014 год прошел некую определенную эволюцию — начали с некой мазепинщины, которая развивалась в XIX веке достаточно интенсивно, и перешли на другой вариант, более жесткий, который мы связываем с именем Бандеры. Я много занимался Мазепой, Батуринской резней, и никогда не думал, что мне придется… хвалить Мазепу.

Но на фоне Бандеры Мазепа и гламурен, и изыскан, и образован (шесть языков знал), и толерантен — он в принципе достаточно ровно относился и к католикам (служил при короле), и к православным (сам был православным), и с протестантами ладил — по крайней мере, попытался это сделать.

С Бандерой совсем другой вариант. Если надо было взять похуже вариант, то, конечно, выбрали самый худший. Он фоне Мазепы, извините, скажу, как на душу легло, — это такой дебил с идеей. Если хотите, обезьяна с гранатой, такие фот метафоры напрашиваются. В таком варианте «садо-мазо», потому что, если кто из вас знаком с его биографией (а у меня достаточно много материалов на этот счет, собираю уже давно), то вы слышали о том, что этот человек публично убивал котят, одной рукой душил, специально загонял себе иголки под ногти, чтобы показать, как он крепок; пальцы совал в дверные щели, чтобы прищемить, кузнец зубы ему выдергивал… И это был еще ребенок.

Поэтому неудивительно, что потом, взрослым, он считал, что Украина тогда станет счастливой, когда убьет всех «москалей, жидов и ляхов».

Напомню, что те, кто говорит на русском языке и увлечен «романтикой украинского Че Гевары», как его иногда называют, — Бандерой, не понимает одной очень важной вещи: по идеологии Бандеры и Донцова, хороший и плохой москаль — это неправильное деление; их просто не должно быть! То есть нет такого деления, если почитать литературу и посмотреть, что он говорил. То есть хороший москаль — это мертвый москаль.


Христианско-языческий джихад


И в этом плане нас ждут весьма любопытные перемены в том, что происходит в киевском режиме, который идет к крайней степени радикализации. Более того, считаю, что, если оставить ситуацию в покое, то вряд ли она останется в рамках некой локализованной системы, потому что то, что там происходит, уже нуждается в экспансии. Здесь срабатывает принцип: если вы не занимаетесь Украиной, Украина займется вами.

Пусть Россия не воюет — в горячей войне по крайней мере — но Русский мир, русские воюют. Сегодня повторяется история с Переяславской радой, когда Алексея Михайловича Тишайшего Русь просит, чтобы Польша утихомирилась, чтобы она не уничтожала диссидентов — людей иной веры и иных принципов бытия. И в этом смысле мы имеем дело с неким христианско-языческим джихадом со стороны бандеровцев, который они разворачивают.

Пока они, на мой взгляд, только тренируются, дальнейшее развитие ситуации, особенно при усилении проблем внутри страны, будет только ее радикализировать и усиливать давление. Если хотите, это вариант оборотничества, или некий вариант бешеной собаки. С бешеной собакой не договариваются. Может, ее и можно лечить, но в данном случае это вызов, потому что Украина за несколько месяцев прошла путь от Майдана до Майданека, и дальше будет только развивать эту тенденцию.

Я напомню, что в одном из последних своих речей Ирина Фарион в духе Шухевича (тот заявлял, что половину украинцев можно отдать в жертву, чтобы победила Украина) сказала, что «мы должны способствовать тому, чтобы началась Третья мировая война, причем в горячем варианте». В любом случае это вызов России — не только русским; вызов, который похож на черную дыру.

Но некоторый оптимизм все же есть. Я бы здесь сослался на стратега из Афин, одного из идеологов победы в великих персидских войнах, Фемистокла, который как-то сказал: «Мы бы погибли, если бы не погибали». Украина — это вызов, который надо преодолеть; Украину как проект нужно преодолеть.

В сфере моих научных интересов — мифы, их ежедневно появляется множество. Как с ним бороться? В моем представлении всё не так пессимистично, потому что в этой мифосистеме есть свое смысловое ядро, у нее есть своя структура, она похожа на дерево. Эта структура достаточно четкая, я в ней могу выделить пять основных положений:
— генезис Украины,
— ее возрождение;
— ее собирание,
— образ Украины,
— исторический выбор Украины и апокалипсис Украины, который уже полным ходом идет.

Ну и если есть дерево, значит, есть ствол, есть и корни. То есть надо рубить там. В этом плане есть возможность такого неадекватного в плане затрат воздействия, когда, как в одной сказке говорится, одна палочка и девять дырочек могут победить целое войско. В моем представлении этим нужно заниматься — может, не столько вкладывать, как это делали немцы, но вложиться придется, и серьезно.


***
Тема Украины, Украинского проекта для крымчан очень важна. Мы еще не забыли, как хватались за голову, узнавая о тех или иных принятых решениях в Киеве. Вначале нам казалось. Что это просто недоразумение, что сидят специальные комиссии и изобретают новые слова для украинского языка — по принципу «лишь бы не похоже было на русский». И только потом пришло понимание «великих геополитических проектов», в которых мы в чужих руках играли роль винтиков. Причем под «дудочку» о «расцвете демократии».

Именно поэтому так дружно крымчане действовали 16 марта. Именно поэтому мы справимся со всеми невзгодами переходного периода и долгой жизни под санкциями.

Тема интересная — думаю, мы не раз к ней еще вернемся…
http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12943

Subscribe

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments