Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Франция сегодня сильное государство

Наталья ГАВРИЛЕВА

Спустя несколько часов после 16-часового «сидения» в Минске на саммите Евросоюза в Брюсселе Ангела Меркель и Франсуа Олланд буквально бросились в объятия друг друга, будто не виделись много лет. Вам любой психолог скажет: так ведут себя люди, которые разделили вместе очень приятные моменты жизни. И это на самом деле так: и немка, и француз своим участием в весьма трудном дипломатическом марафоне по Украине получили то, чего им давно не хватало — их политический вес, прежде всего для внутреннего расклада в их странах, сразу стал намного тяжелее. Обоим сегодня намного легче общаться со своими домашними политическими течениями, у которых в последнее время все заметнее нарастало недовольство действиями своих лидеров.

Ксавье Моро

title
Возьмем, скажем, Францию. Вспомним Марин ле Пен — это оппозиционерка, которая критикует неяркого, замученного скандалами на личной почве президента Пятой республики. А тут еще предшественник, Николя Саркози, однозначно высказался против того, чтобы воссоединение Крыма с Россией назвать аннексией. Что было Франсуа Олланду отвечать своим набирающим вес оппонентам? Нечего. Но — до Минска. А после Минска — он тоже на «светлой стороне», и это уже история!

Кстати, многие эксперты не избежали искуса подчеркнуть, что Минск-2 случился аккурат в тот самый день календаря, 11 февраля, в который закончилась 70 лет назад Ялтинская конференция, обозначившая принципы, по которым мир стал жить после окончания Второй мировой войны. А 4 февраля конференция в Ялте только начиналась. И именно 4 февраля, только уже, понятно, нынешнего года, именно в Ялте, в Ливадийском дворце, мы беседуем с политологом, экспертом аналитической группы «Сокол» Ксавье Моро (Xavier Moreau)/

— Господин Моро, лидера Франции в Ялте-1945 не было. А что такое, на ваш взгляд, Франция сегодня?

— Тогда для Франции был не очень приятный момент: мы проиграли войну Германии. Это потом было Сопротивление, была создана армия, но до Ялты, до конца 44-го года, нас не считали победителями. Мы были в неудобной ситуации, но благодаря генералу де Голлю мы спасли наши позиции. Даже получили место постоянного члена ООН. И мы вместе с советской делегацией подписали мир.

— То есть Франция спасла свою честь.

— Генерал де Голль использовал поддержку СССР, затем Черчилль использовал Францию, потому что Великобритания очень боялась, что они останутся одни против Советского союза, который тогда был очень сильным. И надо заметить, что до 50-го года все боялись, что Германия опять встанет и начнет подготовку к войне.

— Можно ли сказать, что в основу современной политической Франции легли принципы Ялтинской конференции?

— Принципы, на которых настоял генерал де Голль, это баланс власти: будем балансировать между СССР (сейчас Россия) — и властью англосаксов. Об этом говорил де Голль со Сталиным в декабре 44-го. Но его визит в Советский союз было не слишком успешным — он не получил того, что хотел, и через месяц он ушел к США… У него была слабая позиция: Францию нельзя было назвать победителем в мировой воне. Экономика была слабой, к тому же мешали большие внутренние проблемы.

— Может, потому Шарль де Голль так нехорошо в политическом смысле и закончил, что он балансировал — не сумел найти середину этого баланса?

— Это получилось до 46-го года, тогда было большое давление от коммунистической партии, и он ушел. Но в 58-м году он вернулся, он сделал…

— Пятую республику…

— Да, да. И тогда в СССР поняли, чего хотел от них генерал де Голль. С 60-го года Советский союз понял, что во Франции есть с кем говорить. Тогда генерал де Голль ушел из НАТО, десятки военных баз тоже покинули территорию Франции — у нас было много американского оружия на нашей земле, это не надо забывать. А когда генерал сказал, что Фпанция не откажется от привязки франка к золоту, он получил свою «студенческую весну» 1968 года.

— Ксавье, Франция и Россия всегда были духовно близки, хотя у нас были и разные системы, разная вера, но не зря вся российская знать говорила по-французски и царевны наши к вам уезжали жить… Как случилась, что Франция в составе нынешней Европы, так же, как и перед Второй войной, отдаляется от России? Чем это может обернуться для Франции?

— Это тоже связано с тем, что мы проиграли войну 40-го года. И у нас из-за этого до сих пор личные проблемы.

— …психологические.

— Да. Мы все уважаем друг друга, но у следующих за генералом де Голлем президентов не было амбиций: они не верили, что Франция может опять стать великой державой. И до сих пор это так — сегодня это может быть даже хуже, чем когда бы то ни было.

— Это безнадежно?

— Нет-нет! Я разговаривал с разными людьми во Франции, с людьми нового поколения, которые занимаются политикой, которые выступали на улице против однополых браков, они сейчас живут в более жестком мире, чем тогда, когда мне было 20 лет. И они хотят менять этот мир, и уже есть много тех, у кого есть политические амбиции, очень сильные прорусские настроения.

— Настроения тогда начинают в обществе что-то менять, когда есть пассионарий — лидер…

— В России он уже есть, пока ждем нашего… Россия показала, что это возможно. Помните, в 99-м году Бжезинский сказал, что всё, Россия распадается на осколки — будет не одна и не две России, а четыре-пять ее кусочков. Всего через пару лет Путин положил к своим ногам Россию, и сейчас это одна из сильнейших стран мира. И у нее очень позитивная власть, потому что она старается стабилизировать весь мир.

— Такие пророссийские, прорусские настроения во Франции больше присущи интеллектуальной молодежи или бизнесменам?

— Бизнесменам. Можно уверенно сказать, что большинство тех, кто заинтересован в тесных связях с Россией, — это деловые люди. Сегодня те, кто хочет разобраться, ищет информацию в интернете. Но это тоже вопрос поколений: пенсионеры смотрят новости на телеканалах в 13 и 20 часов и им доверяют. Те, кто интересуется политикой, больше доверяют интернету. Кстати, была такая статья в газете «Ле Монд» — о том, что Путин выиграл идеологическую войну. Наш центр аналитики сделал видеоролик о России, выставил на ютюб — меньше чем за сутки его просмотрели больше 6 тысяч! Я сделал видео о том, что происходит на Донбассе — его за короткое время увидели более 20 тысяч человек! Есть множество людей, которые хотят знать, что на самом деле происходит — они идут в интернет и находят нужную информацию.

— СМИ во Франции…

— … сто процентов американские! Они все говорят одинаково…

— А небольшие, региональные? Есть вообще французские СМИ?

— Есть, но они … их не более 20 процентов. Политикой не интересуется более 80 процентов людей. Они не то что не знают, где находится Донбасс, но и на карте не покажут, где лежит Восточная Украина. Многие уверены, что русские — это варвары. Но есть и политически активные люди — они уже понимают, что к чему.

— Мы знаем, что Марин ле Пен имеет отличные от нынешней власти взгляды — насколько сильны ее позиции? Насколько она, на ваш взгляд, будет полезна для Франции?

— Следующие президентские выборы у нас через два с половиной года. Она сейчас выдвигает тезисы о том, что сначала нужно выйти из НАТО, затем — из еврозоны и нужно развивать хорошие отношения с Россией. Потому ее программа многим нравится. Есть и другое движение, есть маленькие партии, например, «Вставай. Франция!» («Debout la France!») , которые хотят того же. Нам просто нужно быть активнее, смелее использовать интернет — мы ведь живем в демократии. Интернет — это свобода слова.

Система СМИ — это наша задача.

— В моем представлении ЕС базируется на трех китах: Германия, Франция, Великобритания. Вы говорили о психологической травме французов — а французы, на ваш взгляд, сами ощущают сегодня, что они входят в эту тройку?

— Великобритания — это отдельное государство, у нее есть свое место в Европе, но это не, как говорят, «локомотив». Два «локомотива» в Европе — это Германия и Франция. Франция ведет себя сегодня как сильное государство. Но по старой установке 60-х годов, которая привела к революции 68 года, создан такой мир, где мы больше не изучаем историю. Да, нас угнетает то, что произошло в 40 году — но не надо забывать, что у нас за плечами полторы тысячи лет истории. И были разные моменты в ней — и победы, и поражения. Нужно просто снова объяснить французам, что они родились не вчера…


…В Минске-2 Франсуа Олланд и Ангела Меркель взяли на себя часть ответственности за то, что происходит в самом сердце Европы — на Украине. Президент Франции, если сравнить его фото до переговоров и после, выглядел по меньшей мере радостным, если не сказать счастливым: это не только он сделал правильный шаг в истории — вместе с ним его сделала и Франция. Причем в том направлении, за которое потом французам будет не стыдно.


http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=13525
Subscribe

promo kr_eho october 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments