Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Наёмник политики

Тамара КУЛЫБЫШЕВА

title
Поле дискуссии

Если в смерти есть какая-то справедливость, то она расставила всех по местам. Конечно, статус политика и государственного деятеля Бориса Немцова был и останется несравненно выше, чем аналогичная характеристика, данная вездесущей Википедией Михаилу Чечетову. Несмотря на сходства в биографии – оба родились в октябре, были кандидатами наук и депутатами, первый сиял собственным светом и был, как бы кто к нему ни относился, человеком с собственными принципами, настоящим мужиком, харизматичным и обаятельным.
Второй тлел отражённым светом, не имел своего лица настолько, что после смерти не каждый гражданин Украины смог с лету вспомнить, о ком идет речь.



Хотя Чечетов и не вылезал из ток-шоу, и совершил, как по мне, единственный мужской поступок, выбросившись из окна квартиры, да и то, скорее, от страха разоблачений. В общем, как был Чечетов в жизни никем, так и в смерти не возвысился.

Это подтверждают все информационные источники, где трагическая кончина Бориса Немцова была, есть и остается заглавной темой новостных выпусков. О смерти Михаила Чечетова упоминалось вскользь даже в ведущих украинских СМИ, да и кроме скучной реакции на нее президента страны Петра Порошенко никаких слез и комментариев соратников и однопартийцев, включая и сбросившихся на его выкуп из СИЗО.

Кстати, им освобождение Михаила Чечетова из-под стражи обошлось в полтора раза дороже его парламентского начальника Александра Ефремова. Значит ли это, что его ценность как свидетеля злоупотребления служебным положением и подделки документов при принятии законов 16 января была большей? Скорее всего, Чечетов и вправду мог оказаться гораздо более ценным свидетелем, чем его однопартиец — но не как член счетной комиссии, подписавший липовый протокол, а как человек, замешанный в куда более значимых делах недавнего украинского прошлого.

Он был классическим украинским политиком, хотя, в отличие от подавляющего большинства своих парламентских коллег, не бегал из партии в партию ради нардеповских «корочек». Но и назвать его верным регионалом можно было с большой натяжкой, только если отминусовать его предательство и трусливую сдачу соратников в момент прихода к власти оранжевой команды. Тогда Чечетов не просто спасал свою шкуру, а, решив сделаться самым дальновидным стратегом, побежал сдаваться на милость победителям.

И не с пустыми карманами, а набитыми важной информацией, коей он владел как бывший председатель Фонда государственного имущества. Он добровольно явился с повинной в Генеральную прокуратуру Украины и сдал экс-главу Администрации президента Виктора Медведчука и бизнесмена-футболиста Григория Суркиса с мелким эпизодом незаконной приватизации государственных дач. Как честный человек, обелял себя Чечетов тогда, он умышленно сделал так, что как только Медведчук перестанет влиять на процессы в государстве, он сразу поможет государству вернуть ее незаконно отринутое имущество.

Поняв, что политик из опасения за свою шкуру сдаст и родную мать, его вызвали в Генеральную прокуратуру уже официально, повесткой, и он обширно и в деталях поведал историю приватизации «Криворожстали» и Никопольского завода ферросплавов, «слив» олигархов Виктора Пинчука, Рината Ахметова и Сергея Таруту.

Трудно сказать, понимал ли сам Чечетов, сдавая патронов и однопартийцев, под нажимом которых он участвовал в незаконной приватизации, что добровольно признается в совершении уголовных преступлений. Однако ему тогда повезло: Виктор Ющенко и Виктор Янукович подписали «пакт о ненападении», и признания Чечетова положили под сукно. Однако срок давности по нему еще не истек. Так что Михаилу Чечетову было чего опасаться, тем более что в украинской элите действует слегка подкорректированное киношно-революционное правило: оранжевые пришли – сажают, бело-голубые пришли – сажают, майдановские пришли – и тоже сажают.

Его предательство было прощено однопартийцами, вернувшими его в семью, но, видимо, неспроста: преданный, запуганный и обязанный он был им нужен как подобострастная говорящая голова. Он, скорее всего, не забывал о «благородном» прощении ни на секунду, иначе чем еще объяснить до идиотизма глупое и смешное публичное поведение бывшего вузовского преподавателя, взахлеб защищавшего обожаемого «виктарафедоровичаянуковича», беря порой высоты бессмертного отечественного Цицерона Виктора Черномырдина с «демократическими памперсами» и «разведением оппозиционных котят».

При всей своей внешней простоте вряд ли Чечетов не понимал, что второго предательства ему не простят. Наверное, и убийство Бориса Немцова подсказало ему со всей убедительностью, что если так открыто и безбоязненно расправились с человеком такого уровня, не опасаясь общественного суда, то его могут кончить вообще без затей. Не зря по времени его смерть последовала за убийством Бориса Немцова. Это был своего рода толчок, подсказка, звоночек, молчаливое, но ощущаемое им ежесекундно предостережение» товарищей» по партии.

Был для Чечетова еще один фактор риска, ниточки которого ведут в Харьков, где не последней спицей в колеснице местной власти является его единственная дочь Татьяна, год как занимающая должность заместителя городского головы Геннадия Кернеса. Как и отец, экономист, кандидат наук, она долгие годы практиковала не только научно-педагогическую деятельность, но и заправляла в отделе разрешительных процедур Департамента экономики и коммунального имущества Харьковского горсовета.

Сейчас новёхонький генпрокурор Украины объявил о возобновлении следственных действий в отношении Геннадия Кернеса. И хотя ему предположительно вменяют криминальные статьи о пытках, угрозе убийством и незаконном лишении свободы или похищения человека, всем понятно, что уголовкой дело не ограничится: они потянут за собой политические и экономические. И кто знает, куда при желании власти может вывести кривая на заказной козе.

Не дурак же он был в конце концов, этот Михаил Чечетов, чтобы не видеть, как часть его надутых гангстерскими деньгами соратников продолжает дефилировать по парламентским коридорам, как из него на голубом глазу сделают козла отпущения его скрывшиеся за границей патроны, дающие интервью, пишущие мемуары и прогуливающие заработанное предательством родины бабло. Такой, слабовольный, бесхарактерный, пришибленный, он был им нужен, когда они были на коне. Теперь он был им опасен своим разоблачительным страхом, и они, наверное, транслировали ему предостережения типа «сидеть, молчать бояться». И его самоубийство косвенно подтверждает это.

Многие после его смерти вздохнули с облегчением, а сам факт самоубийства слегка реабилитировал покойника этим поступком. Но пусть его соратники не думают, что вместе с ним окончательно стерлась и память о нем. Были в современной политической истории Украины две пары рук – те, «що ничого не кралы», и те, что дирижировали неслаженным, как показало время, ансамблем элитных януковических холуев. Этим руководителем хора и был Михаил Чечетов, по мановению рук которого разбежавшиеся нынче по норам бывшие соратники дружно изображали в нужные моменты то лес рук, то волшебным образом лишались их. Сейчас они лишились и голоса, не сказав и пару ласковых слов в след покойнику.



От редакции. Честно скажу: первым желанием было отказать автору от публикации этого текста — что-то мы все как-то очень плохо о покойниках. Нарушаем неписаное правило… Вот и читатели наши тоже возмущаются: надо, мол, либо хорошо, либо ничего. А вот и нет! Оба ушедших в мир иной были политиками, а политики — это особая статья: не только жизнь, но и смерть их влияют на нас, на нашу жизнь, наше здоровье, на наши семьи и даже на наши страны. И не только их жизнь, но и смерть чему-то нас учат. И не разобраться, что здесь к чему, нельзя.

Тамара Кулыбышева нашла у Немцова и Чечетова много общего — но забыла упомянуть, что оба они были родом из Советского союза. И оба стали предателями. Только тот, кого убили в Москве, предал свою родину и кичился этим, а тот, кто погиб (или убили) в Киеве, предавал, по сравнению с Немцовым, по-мелкому — так, товарищей, однопартийцев — хотя, по большому счету, пусть и опосредованно, но и родину тоже.

Почему об одном говорят во вселенском масштабе, а второго уже практически забыли, хотя второй пережил первого всего на сутки? Да, масштаб личности не сравним, согласимся с автором статьи. И психотип разный: первый вызывал у прекрасной половины человечества придыхание, а от второго ее воротило. Разница же в том, что жизнь первого уже никого не интересовала, а смерть продолжила его «славное дело» на уничтожение своей страны. А жизнь второго интересовала не Генпрокуратуру, как ошибочно думает Тамара (ведь это инструмент власти в руках государства, но, если государства нет, то прокуратура становится инструментом в руках хунты), а конкретных людей с отнюдь не государственными интересами.

Геополитика — и частный интерес, короче.

Как-то символично, что эти смерти случились так близко по времени. Будто небеса нам подают знак: случайностей не бывает! Подумайте, поймите, почему эти две смерти слились в одну? Может, потому что в них виноваты и мы — простые обыватели, «простые» избиратели..? Пусть и на одну многомиллионную наша вина, но ведь в создании этих двух политиков и мы все поучаствовали. Теперь разгребаем…

Вот поэтому мы и публикуем текст, который вы только что прочитали. Не спешите его, текст, охаивать — автор дал себе труд ПОДУМАТЬ. Подумайте и вы. И напоминаю комментаторам: обсуждаем текст, а не автора.

http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=13610
Subscribe

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments