Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

«Три кита мира»

Мир — простое слово, состоит всего из трёх букв, а какое огромное значение оно имеет для всего человечества! М.И.Р. – будто три кита. На них и держится всё: все отношения, и любовь, и дружба... Недаром ещё наши предки считали, что на них держится вся наша планета. А что произойдёт, если они уплывут? Или их возьмут и прогонят? Знаете, как бы это печально ни звучало, но планеты не станет. Она утонет в ненависти и войне…


«Потерпи, доча, скоро будет мир»

Был вечер, пятнадцатилетняя Варя готовилась ко сну, её мама сидела на кухне, пила чай и смотрела выпуск новостей. Издали раздавался привычный для семьи шум. Там «где-то» падали снаряды, и к району, где жили девочка и мать доходили лишь негромкие «бахи». Но в этот вечер эти далекие звуки участились.

— Мам, почему не утихает? Не могу заснуть, бах и бах! Как же надоели эти взрывы! – возмущалась Варя.

— Ну разве это от нас зависит, доча? Потерпи немного, скоро будет мир.

— Ладно, скорее бы это прекратилось.

Прошло несколько минут, звуки не утихали, а только усиливались. Казалось, будто под окнами ездят поезда, начали дрожать стёкла квартиры. Девочка по-прежнему не могла уснуть, теперь к шуму прибавилось и волнение. Мама всё сидела на кухне, ей не хотелось спать. Её окутали переживания, и она пыталась заглушить их, отвлечь себя, взяв в руки книгу. Всё тщетно. Вдруг за окном раздался удар — звук был подобен тому, как упал гигантский камень с километровой высоты. Но это далеко не камень, снаряд. Стёкла из деревянных рам квартиры вмиг посыпались на пол. Мать и дочь в испуге убежали в коридор. Но «бахи» всё продолжались, и уже без раздумья семья побежала в подъезд. Там, подобно муравьям, которые прячутся от дождя, в суете и панике вниз бежали соседи.

— Все в подвал, скорее! – кричала тётя Маша.

— Мне страшно, — сказала Варя, держа за руку маму и спускаясь вниз.

— Потерпи, доча, скоро будет спокойно, – продолжала верить мать.

Спустя пару минут почти все жильцы подъезда оказались на скамейках и табуретках в подвальном помещении. Всё произошло внезапно — но некоторые предусмотрительно захватили с собой пакеты с хлебом, печеньем, вафлями. Кто-то успел прихватить из холодильника халву, колбасу и лимонад. Но желания лакомиться сейчас не было ни у кого. Все сидели, как на иглах, все ждали прекращения взрывов. Им не хотелось ничего, кроме как остаться жить и вернуться домой. Все молчали. И только девочка плакала, обняв маму: «Я хочу жить, я хочу жить, как раньше. Ходить в школу, печь с тобой пироги и лепить вареники, ждать тебя с работы, зная, что ты купишь мне что-то вкусненькое. Учить с тобой уроки. Гулять с Валькой и Алёнкой во дворе. Мам, что мы должны сделать для этого? В чём виноват Донбасс?»

— Нам надо только верить и ждать, всё прекратится. Потерпи, доча, скоро будет МИР. Будет всё, как раньше. Бог нам поможет, – с верой в глазах ответила мама Варе.

«Я что, хуже моего деда?!»

Их было четверо, друзья из одного двора. Общаются все вместе с первого класса. Редко такое вот встретишь. Но они уже не маленькие пацаны, которые любили дёргать девчонок за косы, гонять по школьному коридору и пугать учителей и старшеклассников, выбегая из-за угла. Они уже команда взрослых ребят, которые закончили школу год назад и всё равно не забывают друг о друге. Дима, Рома, Богдан и Игорь – фантастическая четвёрка донецких ребят. Простые парни, любят вместе посидеть у подъезда вечерами, покататься на «Приоре» Ромки, любят вместе засесть в гараже и ковыряться в своих мотоциклах.

И даже в такое смутное для юго-востока время они не бросили друг друга.

— Да-а ребят, чтоб я без вас делал! – сказал Рома, — я б эту «разруху» сам бы не починил!

— Та шо ты, мы и не такие разрухи с батей ремонтировали! — ответил Дима, вытирая руки полотенцем от машинного масла.

— Всё-таки моя ласточка ещё будет петь, — с радостью высказал Рома.

— Ещё б разруху в стране бы починить, а то надоели «бум-бум, бах-бах» целыми днями.

— Да-а, ребят, так а в чём проблема? Я бы хотел воевать! Мы бы им дали жару, фашистам этим гадким! Мой дед в своё время показал им, где раки зимуют! А я что, хуже моего деда?!

Хотя матери и отцы ребят были против, они всё равно ушли в ополчение. Спустя пару месяцев, был сентябрь, ребята уже освоили всю технику, выезжали на места с миномётами, взбирались на терриконы, защищали Донецк от нападений карателей. Что самое интересное, ребята были вместе. В такое страшное время их объединяла вечная дружба, их МИР.

Девочка с автоматом

Эту историю тяжелее всего писать, она из моей жизни. Я — макеевчанка Настя. И это произошло со мной тем летом 2014 года. Тогда спокойно сдала экзамены ВНО в Харькове для поступления в вуз, и перед самым отъездом домой поступил звонок от моей родной тёти: «Папу забрали в армию», — сообщила она. Тогда будто жизнь перевернулась. Имея маленькую надежду на то, что это глупая шутка или странный розыгрыш, я пыталась не расстраиваться.

Пока ехала в поезде, все надеялась, что это неправда, кто-то кого-то не понял, неправильно пересказал… Но, к сожалению, всё оказалось правдой. По приезду домой тётя сообщила, что с папой всё в порядке, он пошёл на службу. А на следующий день он и сам приехал домой за вещами и поведал несколько историй, которые вызвали у меня страх. Он рассказал, как он ездил в Луганскую область и как видел своими глазами взрывы и даже как убегал от снарядов.

Вскоре сложилось так, что нужно было скорее выезжать из Макеевки, на город планировалось наступление карателей. «Мы уже едем в Крым из Ростова, — сообщила моя родная тётя. — А ты приедешь к нам».

Папа тогда был на базе ополчения и как раз организовывали вывоз жителей Донецка на полуостров. После того пришлось приехать на эту базу, жить там и ожидать поездку.

Было страшно: были слышны выстрелы, кругом ходили люди в камуфляже, случалось так, что я спала с папиным автоматом. Самое приятное было то, что отец был рядом. Так прошла неделя, вторая — коридоры на выезд были закрыты. Речи о поступлении в вуз не было, главное – выжить. Уже опасно было сидеть и ожидать эту поездку, слышны были новости о том, что обстреливали автобусы с эвакуированными людьми. Моя крёстная и её сын увезли меня в Крым к тёте.

Всё начало налаживаться — но тут снова страшные новости с родины внесли в жизнь макеевчан переживания и страх за родной город, за родных и близких. Отец уехал воевать в Луганск, и больше месяца с ним не было никакой связи. В городе каждый день бомбили родные кварталы. Было немыслимо больно. Душу рвало на части. Украинские каратели продолжали обстрелы «Градом», а от отца всё ещё не было новостей. Скоро, спустя время, папа вышел на связь, а мне стало известно, что папу вовсе не заставили воевать, а он сам ушёл со словами: «Кто, если не я?». Теперь я горжусь отцом!

И сейчас судьба сложилась так, что я живу в Крыму, учусь в Таврической Академии имени В.И. Вернадского. Я хочу МИРА, а мой папа борется за него. Весь Юго-Восток молится о трёх китах, которые покинули Украину. Их прогнал фашизм. Но я верю, они ещё вернутся. И пусть эти три кита мира восторжествуют однажды над Украиной и Россией! Ведь тогда в сорок пятом Великая Победа принадлежала нам, славянам!

Макеевка-Симферополь



http://c-eho.info/proba-pera/item/693-tri-kita-mira

Subscribe

promo kr_eho октябрь 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments