Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Асимметрия слуха и зрения

Сирия и Донбасс окончательно стали двумя сторонами одной медали. Чем сильней российские самолеты бомбят Исламское государство, тем настойчивей российская дипломатия старается пристегнуть киевскую власть к Минскому процессу, которому, как известно, «альтернативы нет». У тех же, кто наблюдает за ситуацией с территорий, контролируемых Донецкой и Луганской народными республиками, происходящее напоминает старый советский анекдот. Приходит человек в регистратуру больницы и говорит: «Дайте мне талон на прием к врачу «ухо – горло – глаз». «Таких врачей не бывает, — отвечает странному пациенту регистраторша, — а что вас, собственно, беспокоит?» «Да ничего особенно, — поясняет посетитель клиники, — просто слышу одно, а вижу – другое».

За последние две-три недели жители Донбасса о «безальтернативности» Минских договоренностей наслышались больше, чем за весь период с сентября прошлого года, когда этот термин пошел гулять в политике. Но то, что люди видят, как раз и свидетельствует о том, что такая альтернатива есть. И возникла она сразу с подписанием Минских документов.

С момента заключения соглашения, известного как «Минск-1», минуло уже больше года, однако со стороны Киева за все это время не поступило ни одного сколько-нибудь миролюбивого сигнала.

Не обязательно даже вспоминать, что было год или около того назад. Хватит и одного интервью Петра Порошенко украинским СМИ, которое президент бывшей Украины дал 3 октября. Там прямо сказано, что очередное перемирие хорошо только тем, что позволит Украине вернуть Донбасс, а вслед за ним и «деоккупировать» Крым.

Тут, конечно, можно найти «умиротворенческую» зацепку, сводящуюся к тому, что озвученный план – это всего лишь часть выступления перед прессой, а не официальное заявление, сделанное для политики и для политиков. Однако слова первых лиц того или иного государства, широко озвученные перед масс-медиа, если и не официальная позиция, то что-то близкое к ней или даже равнозначное политическому заявлению.

От президента бывшей Украины не отстает и киевское министерство иностранных дел. Украинский МИД поспешил выступить с заявлением, враждебным российским партнерам по минским переговорам. Дипломатическую ноту привязали, правда, к другому актуальному вопросу, но, такому, который оттеняет суть политики Киева не меньше, чем его минские ужимки.

«Россия последовательно реализует политику создания зон нестабильности и подержания антидемократических режимов, — сказано в заявлении, распространенном киевским внешнеполитическим ведомством 6 октября. – На фоне прямой агрессии Российской Федерации против Украины, что сопровождается прямой поддержкой и финансированием терроризма, провозглашение Москвой курса на усиление борьбы с терроризмом в Сирии является особенно циничным. Конечной целью политического процесса должно стать создание правительства национального единства, восстановление суверенитета и территориальной целостности Сирии».

Помимо обязательных антироссийских выпадов, соль заявления содержится и в последней его фразе». Приемлемое для киевской власти урегулирование сирийского конфликта — точная копия американской позиции по этому вопросу. И все заявление в целом сделано с прозрачной целью: расписаться пред Вашингтоном в верноподданстве, без чего нельзя рассчитывать на дальнейшие финансовые подачки. А они Киеву нужны для перевооружения армии.

Что касается самих украинских вооруженных сил, то на Донбассе они стоят там, где находились и раньше. Даже начавшийся пока только на территории бывшей Луганской области отвод вооружений калибром меньше 100 миллиметров на расстояние 15 километров от линии фронта, с военной точки зрения – чисто тактический маневр. В случае чего вернуть отведенные «стволы» на прежние позиции можно в течение от силы получаса. А повод для возврата, если очень понадобится, найдется всегда.

На донецком фронте дела с отводом вооружений даже теоретически решить куда трудней. Здесь фронт проходит фактически по окраинам столицы ДНР, а также таких городов, как Горловка, Ясиноватая, Докучаевск. Выполнять буквально договоренности, достигнутые Трехсторонней Контактной группой в Минске 29 сентября – значит, оставить без должного огневого прикрытия жизненно важные центры республики. Видно, по этой причине, в Донецке и решили с отводом вооружений повременить. Что из этого может выйти, хотят посмотреть на примере ЛНР, где линия боевого соприкосновения находится на некотором удалении от столицы республики и других крупных населенных пунктов. Эксперименты по отводу вооружений поначалу лучше ставить там, где меньше рисков.

Нарушать фронтовое затишье можно по-разному, не обязательно «наземными» способами, чем украинская сторона и занимается. Только за одни сутки 4 октября над Донецком были сбиты четыре беспилотных летательных аппарата, запущенных с позиций ВСУ. А вечером 5 октября украинский беспилотник появился над самым центром Донецка — Ворошиловским районом, где и был сбит.

Полеты дронов-«светлячков» вовсе небезобидное занятие. Беспилотные летательные аппараты в любом случае ведут разведку с воздуха и проводят сканирование местности. Потом, запуск беспилотников — это еще и провоцирование противостоящей стороны на ответные действия, заведомая игра на ее нервах. Наконец, беспилотные летательные аппараты, кроме разведки, могут выполнять функции непосредственных корректировщиков огня. И когда в небе виден «фонарик» дрона, невозможно в точности предсказать, что произойдет в следующий момент. Вполне можно ожидать прилета боеприпаса на только что скорректированную цель.

Словом, диагноз, который поставил самому себе персонаж из анекдота советских времен, в зоне боевых действий на Донбассе подтверждается как на земле, так и в воздухе. Миролюбивые заявления и ходят, и летают, что никак не мешает заниматься тем же самым, наземным и воздушным средствам ведения войны.

Если уж в Минске договариваются об отводе вооружений, то почему украинская сторона беспрестанно пускает в ход оружие там, где отвода пока нет? Так, например, каждые сутки происходит на подступах к Горловке и вблизи Донецка, около поселка Спартак. В 20 часов 30 минут 7 октября из украинских минометов вновь был обстрелян поселок шахты «Октябрьская» в Куйбышевском районе Донецка. От разрыва мины загорелся один из балконов жилого дома на Кремлевском проспекте. Люди от обстрела, к счастью, не пострадали. Но как-то слабо верится, что украинские военные стреляют на прощание — скорей уж до «новой встречи».

Война имеет еще и свойство зарываться в землю. Украинские войска, дислоцирующиеся на Донбассе, еще с лета принялись окапываться на зиму.

На украинских телеканалах зачастили репортажи о том, как военные, находящиеся на позициях, обустраивают блиндажи и землянки, а также запасаются дровами. Все указывает на то, что зимняя кампания будет проходить в трех стихиях: на земле, в воздухе и ниже уровня грунта.

Затишье на фронте пока так и не принесло жителям Донбасса облегчения в плане транспортного сообщения с территорией бывшей Украины. За линию боевого противостояния в северном и западном направлениях по-прежнему можно выехать только через два контрольно-пропускных пункта. Один располагается у поселка Майорск, на трассе «Горловка – Артемовск», другой – под Волновахой. Также на пути от Донецка к Волновахе, около села Бугас, украинская сторона оборудовала что-то вроде неофициальной таможни, где шерстят все автомобили, проезжающие в обе стороны.

Тем временем «тропа ирокезов», открытая было в результате взаимной договоренности между властями ДНР и украинскими военными еще в июле, уже месяц как не действует. «Тропа» представляла собой пешеходный переход из Петровского района Донецка в соседний городок Марьинка и обратно. Тропинка перестала действовать отчасти потому, что с украинских позиций ее принялись внаглую обстреливать. Потом местные жители обнаружили, что «тропу ирокезов» еще и минируют. Тропу стали обходить десятой дорогой, особенно после того, как там на мине-растяжке два человека подорвались насмерть, а вскоре еще три человека, нарвавшись на такую же мину, получили осколочные ранения. Раненые до сих пор лечатся в больнице.

Киевская власть не устает обставлять Минские соглашения вещами, которые при других обстоятельствах давно бы сорвали любые переговоры. Президент Порошенко также 7 октября подписал закон, в точности определяющий дату начала «оккупации» Россией Крыма. В толковании Киева, Крымский полуостров следует считать «оккупированным» с 20 февраля 2014 года.

В тот же день министр иностранных дел Украины Павел Климкин обозначил условия, на которых киевская власть согласилась бы проводить выборы в «определенных районах Донецкой и Луганской областей». Выборы должны проводиться исключительно по украинским законам и с участием «общеукраинских» партий. Полномочный представитель ДНР на переговорах в Минске Денис Пушилин уже заявил, что слова главы киевского МИДа противоречат решениям, принятым в Париже лидерами государств «Нормандской четверки». На самом деле это не противоречие, а единственно возможное со стороны киевской власти толкование парижских, минских и всех прочих переговоров, касающихся Донбасса.

Киевская власть продолжает пользоваться тем, что Москва на все, что слышно из Киева, отвечает асимметрично. Выборы в местные органы власти в ДНР и ЛНР отложены также потому, что в России желают, чтобы республики Донбасса прошли свой отрезок минского пути до конца, а может, быть, продвинулись навстречу Киеву и еще дальше. Причин для проведения Москвой такой линии много, и одна из них та, что зима снова не за горами. А зимой должен работать «пакет газовых соглашений», иначе госпожа Меркель и мсье Олланд обидятся и начнут искать альтернативные источники отопления.

Суть момента, однако, только в том, что эта асимметрия слуха не отвечает на вопрос, как быть с тем, что видно невооруженным глазом. В Минских договоренностях немало хороших слов на тот счет, как киевской власти следует проводить конституционную реформу. Но Киев и без того твердит, что реформу уже проводит и тем самым выполняет все, о чем говорится в Минске.

Но от киевских реформ никуда не девается военная доктрина, в которой основным военным противником Украины прямо названа Российская Федерация. И потом, как могут жить в одной стране защитники Саур-Могилы и бойцы, разгромившие современную украинскую армию в «котлах» под Иловайском и Дебальцево, с теми для кого «день защитника Отечества» — 14 октября, годовщина создания Украинской повстанческой армии?

У этой затянувшейся истории рано или поздно должна быть развязка. И установившаяся сейчас в политике асимметрия между слухом и зрением — не более чем попытка отодвинуть хоть на какой-то срок то, что неизбежно.

http://c-eho.info/politika/novorossiya/item/1621-asimmetriya-slukha-i-zreniya

Subscribe

promo kr_eho october 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments