Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Это преступление, что Евросоюз заставил Украину выбирать между Россией и собой

РАЗГОВОР С РУССКИМ ФРАНЦУЗОМ ОБ УКРАИНЕ, ЖУРНАЛИСТИКЕ, РОССИИ И ВРАНЬЕ

Впервые я столкнулась с фамилией Кошко, когда читала о нравах и жизни Москвы XIX века — Аркадий Кошко был начальником сыскной полиции столицы России, который, как писалось в книге, заложил основы сыска, которыми пользуются следователи по сию пору. Второй раз — на сайте «Крымское Эхо»: один из наших экспертов рассказал о разговоре с Дмитрием де Кошко о том, как последнего стал презирать франко-американец, потому что он встал на сторону «проигравших» индейцев. Мол, нельзя нормальному человеку быть на стороне побежденного, особенно в историческом плане.


И вот он, Дмитрий де Кошко сидит передо мной с чашечкой кофе, и мы с ним разговариваем обо всем. Оказывается, он не раз бывал в Симферополе — еще в украинские времена его приглашали читать лекции для студентов журфака ТНУ. Журналист-международник, долгое время работавший в том числе и в горячих точках, он изъездил весь мир; сейчас он председатель Координационного совета российских соотечественников во Франции. И разговариваем, подчеркну, на родном русском — как для автора этих строк, так и для нашего гостя: он представляет во Франции третье поколение той русской эмиграции, которой после Октябрьской революции пришлось покинуть Отечество.

Дмитрий — он предпочитает, чтобы его называли так, по-журналистски, без отчества, приехал в Симферополь по приглашению медиа-клуба «Формат А3», но наша беседа состоялась накануне его встречи с горожанами. И начали мы беседовать как раз с темы «неудачников», в представлении американцев — «непобедителей».

— Ну да, я беседовал на такие темы с коллегой, мы с ним во «ФрансПресс» вместе работали. Я часто с ним не соглашался, и он говорил, что «я вас чувствую таким искренним, но как вы можете — они все равно проиграют!» А я ему ответил: знаете, в школе я был за индейцев. Ну, тогда все, пропащее дело…

— А они, американцы эти, совсем, что ли, не допускают мысли о том, что история развивается не по восходящей: кто-то выигрывает, но потом он же и проигрывает? И наоборот…

— Не знаю, до какой степени, но большинство людей там старается быть на стороне победителя. «Вon coté dimanche».

— Наверное, это отсюда идет традиция использовать социологию накануне выборов: мол, присоединяйся — вот он, победитель?

— Это играет свою роль, поэтому и запрещена публикация результатов опросов населения за сутки накануне. Потому что реакция избирателей может быть непредсказуемой, и они могут своими действиями или бездействием повредить тому, кого они хотят избрать. Теперь ведь люди все чаще голосуют не за кого-то, а против кого-то.

— Мне как-то стало казаться, что, чем дальше, тем больше выборы никакой роли не играют. Возьмем Украину: мы хорошо знаем их политиков и знаем, что за многих из них голосовать нельзя, и не голосовали. Но на выходе они все равно всегда одерживали победу. А во Франции — люди верят в честность выборов?

— Все меньше и меньше, но все же верят. Это большая проблема, потому что … Безусловно, политики все больше и больше себя дискредитируют, особенно с Евросоюзом и олигархической властью, потому что на самом деле демократический и республиканский строй, который во Франции был до сих пор, все больше и больше заменяется строем олигархическим. И поэтому кандидатов отбирают даже не обязательно сами партии или во всяком случае не граждане, а олигархи. Они решают, кому быть кандидатом, они и платят за его выступления. И так как разницы между правыми и левыми нет — там разница в основном только в личностях — то действительно люди все меньше и меньше верят…

Вы знаете, во Франции сейчас поднимается Национальный фронт Марин ле Пен — они действительно хотят дойти до вершины власти и стараются убедить как можно больший слой олигархов — чтобы не было против них исключений, которые до сих пор были. Это, кстати, одна из причин ссоры Марин ле Пен с отцом.

— Папа там уже новую партию создает?

— Партию, я думаю, он не создаст, но движение, течение сделает.

— Мы только что пережили опыт житья на Украине. Мне все эти годы приходилось писать о том, как нами, нашим сознанием манипулируют эти вот НКО, которые пронизали нашу жизнь, вплоть до работы с бездомными животными. Недавно прочла: в Архангельской области НКО взялись внушать местным жителям, что поморы — это потомки норвежцев. Еще с десяток лет — и они там будут уже паспорта Норвегии раздавать.

— Точно так же украинцев создали в Австро-Венгрии в XIX веке!

— Мы уже застали финал этой длинной манипулятивной стратегии. Вот почему я ставлю под сомнение результаты выборов — их подтасовка заключается вовсе не в том, что подменили бюллетени, а в замещении мировоззрения. И я подхожу к той теме, на которую мне хотелось бы с вами поговорить. Тот же Шарль де Голль, когда основывал Пятую республику, опирался на основы демократии. Как-то было так: есть гражданин, у него есть интересы, сумма интересов разных граждан создает партию, которая и делегирует своего представителя решать эти вопросы в представительный орган. Представители находят компромисс. А что мы сейчас имеем? Людям заменяют мозги. И на украинцах мы видели результат этой акции.

— Да, идет откровенное зомбирование.

— А как Европа в этом смысле живет? Насколько решения, которые принимают европейцы, соответствуют желаниям именно европейцев, а не дядюшки Сэма, который дергает за ниточки?

— Евросоюз — это маленькая Европа, мы их называем европеисты, это которые атлантисты. То есть это действительно маленькая Европа. А большая Европа включает в том числе и Россию, и Украину. Место Европы в мире так другие и ощущают — страны, цивилизации и культуры. Она включает в себя не только то, что Россия принесла в общую культуру, но и то, что русские — в основном европейский народ.

Это надо подчеркнуть, потому что сами русские, часто отделяя себя от Европы, попадают в ту ловушку, которую нам расставляют американцы. Потому что для них самая большая опасность (и это отлично объясняет Джордж Фридман — на ютьюбе вы можете его услышать) — это союз между Германией и Россией. Потому что это единственная сила, которая может не слушаться и не поклоняться империи, которую они создали в США. То, что они все делают с Украиной, в Прибалтике, Польше и так далее, — это желание отрезать Россию от Европы. Новый железный занавес! Так что не надо попадать в эту ловушку. Безусловно, союз с Китаем необходим. Но все равно отрекаться от своей европейской идентичности немножко жалко — и для нас, Западной Европы, и для России.

Насчет голосования… Все же я не думаю, что можно просто опустошить людям мозги… Смотрите, во Франции, когда был референдум о конституции ЕС, это было десять лет назад, все СМИ, вся «элита» выступала за «да» конституции. Но 55 процентов французов проголосовали против! И не потому, что они голосовали, как утверждала пропаганда, против Ширака, а просто потому, что они высказались по сути вопроса.

— То есть здоровое начало в народе осталось.

— Есть, существует! Где-то его надо найти, наверное. Где-то это зависит от образования, культуры, знаний. Это, можно сказать, поле информации — мы как журналисты к этому очень чувствительны. И я особенно остро отзываюсь к теперешней информационной войне. Мы, западные журналисты, французы, возвращаемся к ситуации, которая была до 1918 года. Тогда, после Первой мировой войны, французские журналисты, состоящие в профсоюзе, написали Хартию поведения журналистов — этого требовала ситуация. Потому что в прессе сильные мира сего пользовались СМИ как оружием.

— Сделали из них пропагандистов.

— Да, если хотите, а это смешение ролей, жанров. Информация должна быть информацией, и журналист должен заниматься информацией. А коммуникация, то есть пропаганда — это немножко другое. Журналист, когда пишет, не знает, что он напишет, потому что не знает, какие были факты и события. А пиарщик, когда пишет, четко осознает, в чем он хочет убедить людей. Он занимается именно коммуникацией с людьми. Приемы иногда близкие, но они разные!

— А если, скажем, журналист работает в Донецке, — он ведь все равно будет отбивать ту точку зрения, которая ведется против него в информационной войне, выражая мнение людей Донбасса, тех людей, которые хотят отделиться от Украины.

— Ну, правильно. У него ведь есть источники, а это самое главное для журналиста — указать источники, которыми он пользуется.

— Он дает источники — но он не может дать вторую сторону, он ее просто вряд ли найдет в тех условиях.

— Для профессионала нет вопросов найти то, что отличает объективную информацию. Объективность — это не очень профессиональное понятие, как вы знаете, потому что то, что важно, обычно не озвучивают. Во всяком случае, часто так бывает. И если вы хотите иметь наиболее полное информационное поле, то, наверное, нужно делать так, чтобы информация была наиболее сбалансированной.

— Так что, донецкий журналист должен написать, что, мол, вот Киев считает?..

— Если у вас есть информация о том, что говорят в Киеве, и вы можете сослаться на источник — конечно, почему нет? Это опять-таки информация. Если вы хотите в чем-то убедить людей, вы будете писать совсем другой текст, который отличается от информации. Притом приемы, которые вы будете использовать для коммуникации, всегда будут — так же, как реклама; это та же сфера. Она будет основана на эмоциях, на времени, на других приемах, которые будут ссылаться даже на психоанализ, на сублиминальные картины...

А информация будет обращаться к разуму и к бэк-граунду знания, которое у вас есть. И тут тоже иногда получается смесь между информацией и знаниями. Знания должны приобретаться с помощью образования в школе, а не в информации. Вы должны иметь определенные знания, чтобы не только получать, но и чтобы понимать информацию.

Объективная информация с точки зрения широкого общественного мнения и сбалансированная, честная информация с точки зрения профессионалов-журналистов необходима для функционирования гражданского общества, демократического общества. И даже, я бы сказал, для нормальной рыночной экономики. Смотрите, это очень важно, и даже такие ультра-либералы, на которых ссылаются американцы, типа Хаек, Фридман — не тот Фридман, теперешний, а экономист — ну, те, которые вдохновили Пиночета, «школа Чикаго» и т.д. — во всяком случае, у них одно из условий для конкуренции — невмешательство государства и доступ к честной, сбалансированной, правдивой и правдоподобной информации. Это очень важно для инвестиций!

Продолжение

Subscribe

promo kr_eho october 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments