Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Это еще не конец игры

РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБЫВАТЕЛЯ О ФУТБОЛЕ

Сразу оговорюсь: я не спортсмен, не спортивный обозреватель и не спортивный комментатор. Я один из тех, кто в детстве увлекался футболом, а затем стал его болельщиком. Так как мне много годков, то на моих глазах менялся сам футбол, и менялось к нему отношение его болельщиков, которые сейчас называются фанатами, или сокращённо — фаны. Вот я и хочу поговорить о тех, кто 90 минут мотается по футбольному полю, и о тех, кто наблюдает за этой беготнёй.


Придётся сделать сравнение нынешнего футбола и того далёкого, когда сражение на поле для футболистов и болельщиков было большим праздником. Многие могут сказать: ну вот, началось, стал вспоминать, как было в «наше время». Что поделаешь — всё познаётся в сравнении. Это даёт возможность сказать объективно, когда футбол и создаваемая вокруг него атмосфера была лучше.

Стоило бы вспомнить о довоенном футболе, когда зрители шли на стадион, чтобы насладиться игрой любимой команды и по-настоящему отдохнуть в выходной день перед выходом на работу. Футбол тогда, пожалуй, был одним из главных развлечений. В то время телевидения не было, и поэтому увидеть свою команду, за которую болел, мог только на стадионе. Вот почему на стадион шли и стар, и млад, целыми семьями.

Эта же традиция продолжалась и после Великой Отечественной войны. Как только любой город или деревня освобождались от немецких захватчиков, пацанва немедленно начинала организовывать футбольные матчи между дворовыми командами. Ни о каких стадионах, вратарских воротах, тем более футбольном мяче, не могло быть и речи. Матчи, а точнее, игры происходили на каком-нибудь пустыре, свободным от разрушенных зданий.

Вместо ворот были стоящие в метрах десяти друг от друга и воткнутые в землю палки. Мячом служили туго свёрнутые и обмотанные верёвками всевозможные тряпки. Такой «мяч» во время игры часто распадался, и поэтому время от времени приходилось его ремонтировать. Но из-за перерыва в игре накал срастей ни у самих играющих, ни у болельщиков не ослабевал. Болельщики сидели, плотно прижавшись друг к другу небольшими группами. Каждый болел за свою команду. Не было никакой неприязни из-за разности спортивных вкусов. Просто поочерёдно от восторга кричали те, чья команда забила гол. Ну, а другие болельщики оптимистически заявляли, что и на их улице будет праздник.

Так часто и случалось. Домой шли все вместе. Ни у той, ни у другой стороны даже в мыслях не было выкрикивать по дороге какие-нибудь боевые лозунги, а тем более всё громить на пути. Все понимали, что идут не с побоища или на побоище, а идут со спортивного праздника. Были только горячие разборки всех перипетий только что окончившегося спортивного сражения.

Праздничными днями были те, когда по радио передавали матч между футболистами настоящих больших клубов, таких как «Динамо», «Спартак», «Локомотив» и другими. В такие минуты в городе нельзя было найти ни одного пацана. Все сидели у репродукторов в виде круглых чёрных тарелок из картона. Ловили каждый вздох, каждое слово комментатора. А затем, как и полагается, шли долгие шумные разборки всему услышанному. Вот это были, я вам скажу, разборки! Друг другу услышанное пересказывали так, что звенело в ушах. Но было по-дружески весело и интересно.

Разумеется, болельщики абсолютно всё знали о каждом игроке, начиная с его дня рождения. Это касалось и тренеров. Составы с тренерами каждой команды были монолитны, сплоченнее не бывает. Не было такого понятия, как переход тренера или игрока в состав другой команды. О какой-либо покупке игрока или тренера нельзя было даже помыслить! Просто тогда не существовало такого понятия — хотя бы потому, что при социалистическом строе люди не могли быть объектом торговли. Будь по-другому, тогда бы к таким спортсменам навсегда приклеили ярлык предателя, и он бы потерял любовь и уважение болельщиков до конца своей спортивной карьеры.

Хотя любая команда и сборная России всегда состояла из российских футболистов, возглавляемых российскими же тренерами, скажем, не в пользу нынешних футболистов, они играли лучше последних. Видимо, это связано с тем, что они играли не за деньги, хотя и они были в какой-то степени стимулятором, а по защите чести свой команды и своей страны, в которой они родились и которая их воспитала. Все они были патриотами своей Родины.

Да, они действительно не работали на фабриках и заводах, в штатах которых формально числились, не служили в частях, в которых значились как военнослужащие. Но они никогда не теряли связи с этими коллективами. Постоянно держали спортивный отчёт перед теми, кто в какой-то степени работал или нёс военную службу за них.

Поэтому футболисты, чтобы не ударить лицом в грязь, вовсю выкладывались во время игры. Будучи за границей, они получали мизерную сумму в валюте, на которую особенно не разгонишься на покупку какого-нибудь импортного барахла.

Мне как-то повезло оказаться на лечении в санатории «Эльбрус» МВД Грузинской ССР в одно время со знаменитым вратарем Лювом Яшиным, который там был со своей женой. Однажды был устроен вечер, на котором он подробно рассказал о своём житье-бытье и спортивной карьере, о товарищах по команде. Ответил на многочисленные вопросы. Кстати, рассказал о жизни наших спортсменов за границей во время соревнований. Жизнь была далеко не шикарная, с массой ограничений.

Яшин оставил о себе неизгладимое впечатление. Нам, болельщикам, он представлялся каким-то святым, спускающимся на землю, чтобы, стоя во вратарскиж воротах, достойно провести матч и возвратиться на Олимп. Оказался очень простым, коммуникабельным человеком, к которому можно было подойти в любой момент, чтобы с ним сфотографироваться или взять автограф. Никогда на лице не проявлялось и тени досады от того, что его постоянно отрывали от заслуженного отдыха.

Хотя он пробыл в санатории не 21 день, как остальные отдыхающие менты, а всего 10. Видимо, большего не позволяла насыщенная спортивная жизнь. До сих пор жалею, что тогда у знаменитого вратаря в силу своего характера постеснялся взять автограф. По-глупости упустил такую возможность и такой счастливый случай…

О том, что футбол стал не похож на футбол моего детства и юности, я узнал, когда много лет назад, будучи в Одессе в отпуске, вместе с маленьким внуком пошёл на стадион, где играл одесский «Черноморец» с какой-то командой. Обратил внимание на то, что женщин на трибунах почти не было. Большинство молодых ребят и мужиков были хорошо поддавши. Некоторые распивали тут же принесённое с собой спиртное.

Болельщики обеих команд сидели на противоположных сторонах трибуны, постоянно обменивались оскорбительными кричалками в адрес друг руга. Казалось, что им было абсолютно всё равно, что происходило на поле. Они больше следили за поведением болельщиков-противников. Я, разумеется, не болел ни за одну из играющих команд. Мне в данном случае была интересна сама игра.

И здесь я допустил ошибку, зааплодировав противнику «Черноморца», который забил гол. Публика, сидевшая вокруг нас с внуком, сразу же приняла грозный и воинственный вид. В мой адрес посыпался мат с возмущёнными криками и вопросами, каким образом я пробрался в их стройные ряды ярых болельщиков «Черноморца». С трудом объяснил, что я приезжий и что зааплодировал красивому голу. И мне было всё равно, какой команде его забили.

Это ещё больше возмутило публику, которая посчитала, что я ни во что ставлю их любимый «Черноморец». В общем, по доброму совету одного мужичка схватил я своего перепуганного внука и помчался со стадиона. Позже, когда через СМИ поближе познакомился с современным футболом, то я, как сейчас, так и ещё в далёком прошлом, когда нарвался на болельщиков, понял, что они приходили и приходят смотреть не на игру, а искать жертву, чтобы повеселиться, по полной мере оторваться, набив кому-нибудь физиономию — вот весь смысл просмотра матча такими болельщиками.

После этого случая я ни разу не был на матче. Разве тогда, когда вместе с коллегами как работник милиции находился на стадионе или за ним для поддержания общественного порядка. Хотя я внуку ничего не говорил и не напоминал о том случае, он, видимо, сам сделал соответствующий вывод. Он не только не ходит на футбол, но даже не смотрит его по телевидению. Думаю, что тот случай, грозивший ему с дедом опасностью, надолго запомнился. Когда он подрос, то пошёл в секцию, где тягают штангу, что далеко от футбола.

Невольно то событие связываю с событиями, когда футбольные фанаты вместе с головорезами из фашистского «Правого сектора» устроили в Одессе всемирно известный погром, во время которого жестоко избили граждан всех возрастов, а затем заживо сожгли в Доме профсоюзов несколько десятков человек.

Не надо себя убеждать в том, что свирепствовали только правосеки. Я знаю, что там были лица, которые футбол толпами посещают с определённой целью. Да и сами правосеки также бывают на стадионах, где трудно отличить нацистов от погромщиков, которые в тесном единении устраивают страшные по своей силе и жестокости погромы с крушением сидений и всего того, что можно разгромить и поломать на стадионе..

Зачастую под видом горечи от поражения любимой команды эта страшная, воющая, оголтелая толпа с перекошенными лицами выплёскивается со стадионов на улицы и площади города, где шабаш достигает своего апогея, когда уничтожается всё, что встречается на пути беснующейся молодёжи. Достаточно вспомнить эти преступные разгулы в Москве. Для полиции всех стран мира в эти часы наступают самые опасные и непредсказуемые моменты, так как для правоохранительных органов встаёт вопрос — кто кого. Или толпа будет каким-то образом успокоена, или сметёт ряды полиции и пойдёт дальше делать своё чёрное дело.

Пока, хотя и с жертвами с обеих сторон, полиции удаётся справляться с этим футбольным «правым сектором». Для меня фаны-хулиганы и «правый сектор» ничем не отличаются друг от друга. Это взаимное дополнение и соединение. Что будет дальше, никто не знает. Во многих странах футбольное поле огораживают высокой мощной металлической сеткой, которая не всегда помогает, так как эти самые фаны с ловкостью обезьян преодолевают это препятствие, выносятся на поле и там начинают качать права и футболистам, и судьям. Когда смотришь на футболистов, играющих, по существу, в громадной металлической клетке, только с открытым верхом, думаешь, что кто-то в это время находится в гетто — то ли футболисты, то ли болельщики.

Чтобы не подвергать жизнь и здоровье спортсменов и судей опасности, остаётся последнее — перед решёткой выкопать глубокий и широкий ров, заполнив его водой, только горячей. Иначе запросто переплывут! Может быть, это станет непреодолимой преградой для фанатов, которые приходят на стадион якобы для того, чтобы посмотреть футбольный матч. Эти фанаты-молодчики представляют реальную угрозу для общества. Они мобильны, хорошо организованы, имеют свою внутреннюю структуру, физически натренированные в различного рода лагерях, а главное, у них есть хорошая радиосвязь, что даёт им возможность за короткое время собираться в банды.

Чем опасны эти бритоголовые, хорошо видно на примере Украины, где эти мОлодцы на Майдане сыграли не последнюю роль в государственном перевороте.

Что-либо сказать хорошее о нынешнем российском футболе очень сложно. Тем труднее это делать, чем больше футбол превращается в тривиальную коммерческую структуру. Сейчас футболист не может называться спортсменом. Он теперь обыкновенный товар, который в любой момент можно купить, продать, перепродать, поменять, разменять, убрать. Абсолютно всё продаётся и всё покупается. Покупаются не только игроки, но и тренеры для них. Последних везут после покупки из любой страны. Не имеет значения незнание ими русского языка, а игроками — языка наставника. Потом разберёмся!

Ничего и ничем не проявит новое светило в футболе — расторгнем контракт и заплатим громадную неустойку. Последняя бывает таких оглушительных размеров, что клуб команды вместе со всеми мыслимыми и немыслимыми спонсорами не могут её оплатить. Вспомните последний случай с очередной знаменитостью для сборной страны по футболу. Импортный тренер дотренировал команду сборной России до такого состояния, что она последнее время не могла выиграть у команды страны, население которой в несколько раз меньше населения Москвы.

Проигрыши футболисты воспринимали как должное. В интервью шла ссылка на то, что в матче не могут победить сразу обе команды. Кому-то надо проиграть. Судьба, к сожалению, так распоряжается, что должна, дескать, проигрывать российская сборная. Может быть, все наши футбольные неурядицы связаны с тем, что команда не максимально интернациональна? Правда, уже и сейчас, когда на поле выходит «национальная» сборная, то кажется, что матч происходит где-то на Африканском континенте и что каким-то образом в команду затесалась парочка бледнолицых.

Другой раз смотришь на лица негров-футболистов, когда исполняется Гимн России и делается обидно за них. В честь чего лица стран со всего света, не будучи гражданами России, должны слушать её гимн? Играют-то на поле в основном они, пришельцы. Так, может быть, стоит ещё исполнять и гимны тех стран, представители которых входят в сборную России? Ну, прибавится к российскому гимну еще 4-5 гимнов других стран мира, так зато, может быть, родные гимны купленных спортсменов будут поднимать их спортивный дух и гордость за свою Родину?

Вообще, надо организаторам турниров подумать над этим. Представляю, что бы было какое-то время назад, если бы вместо всем знакомых родных футболистов на поле выбежали иностранцы — чёрнолицые и жёлтолицые. Думаю, что бОльшая часть болельщиков с перепугу бежали бы со стадиона, только б пятки сверкали.

А сейчас это в порядке вещей. Выскочил неожиданно на поле какой-нибудь африканец, всем понятно, что на днях его прикупили с надеждой, что вот сейчас он всем в России покажет, как надо играть в футбол. Но что-то не получается. Оказывается, приобретенный товар оказался некачественным. Опять расставание, снова выплата неустойки! Ничего! Дядьки-спонсоры люди богатые, раскошелятся. Денежки-то хорошие уходят на всю команду самих футболистов, да ещё на массу тренеров, консультантов, врачей разных специальностей, психологов, массажистов, водителей и пр.пр.

Я вспоминаю ответ Льва Яшина по поводу заработной платы советских футболистов. Как человек очень честный, он сказал, что немного стыдно называть эту сумму. Когда же назвал, оказалось, что мужественные наши футболисты получали не намного больше, чем сидевшие в зале офицеры милиции. Но, добавил Яшин, у футболистов есть льготы, которых нет у простых смертных. Некоторым из них удалось без долголетней очереди приобрести автомобили отечественного производства.

Вот тогда сидящие в зале, и подумали: живут же люди! Сейчас мало-мальски способный двадцатилетний парень, если не будет иметь пару-тройку в гараже спортивных гоночных железных «коней» и не приезжать минимум на «Мерседесе» в ночной бар, он не будет считать себя спортсменом-футболистом. Смотришь иной раз на футболистов, на их безразличные глаза во время исполнения гимна и кажется, что в это время каждый думает, сколько ему отвалят бабок за матч и сколько за гол, если удастся такое чудо совершить.

Никто не спорит с тем, что труд, причём нелёгкий труд, спортсмена, должен хорошо оплачиваться. Это как бы компенсация и за всё детство, и юность, ушедшие в спорт, немыслимые по нагрузке тренировки, лечение, да и в конце концов, сбережения на случай неожиданного расставания со спортом и на старость. Но, видимо, нужен какой-то разумный предел.

Денежное вознаграждение должно стимулировать спортсмена, а не расслаблять его. Безусые юнцы имеют ещё не сложившуюся психику и потому часто оценивают жизнь не совсем правильно. Заимел несколько десятков, а то и сотен миллионов долларов в кармане — и уже считает, что схватил, как говорят, Бога за бороду. Нет уже у него того прежнего амбициозного рвения показать все свои способности и выкладываться по полной программе. Выгонят, ну, и чёрт с ним! По крайней мере, есть несколько автомобилей, шикарная квартира, а то и две, да и за границей кое-что, плюс дача, и немалые сбережения.

Вокруг него рой дорогих девочек, куча ресторанов, пятизвёздочных гостиниц и всего дорогого прочего. А, не дай Бог, имея такую роскошь, поломать в игре ноги и перейти на костыли? Кому он будет нужен? Какие девочки, какие рестораны? Вот и становится молодой человек перед выбором, быть или не быть? Рисковать ли своим здоровьем дальше?

Мне кажется, что полученные за короткий срок миллионы долларов могут сыграть плохую шутку с парнем. Не уверен, что я прав на сто процентов. Может быть, всё наоборот, и у наших футболистов только одни мысли, как во что бы то ни стало выиграть матч и поднять престиж российского футбола. Просто ничего хорошего не получается потому, что у них очень низкий профессиональный уровень? А хороших футболистов в России днём с огнём не найти? Остаётся идти на спортивный рынок и покупать то, что умело подсунут. Вот и приходится иметь то, что имеем.

Нехорошо считать чужие деньги. Но иногда приходится. О том, что деньги портят человека, есть русская поговорка. Не каждый юноша может правильно распорядиться свалившимся ему на голову кушем долларов. Масса тому примеров, когда на взлёте или уже на пике славы рушилась блестящая спортивная карьера, когда тяжёлым трудом заработанные деньги уходили не туда, куда надо.

Мне кажется, спортсмен ко всему прочему должен ещё обладать хорошими моральными качествами. Однажды резануло слух заявление одного спортсмена, когда он в интервью на поставленный не совсем корректный вопрос откровенно ответил: а в честь чего я должен делиться с кем-то деньгами, которые мне достаются кровью и потом?

И вот поэтому сейчас не имею права, пользуясь случаем, обойти молчанием поступки хоккеиста ярославской нелепо погибшей во время авиакатастрофы команды по хоккею Ивана Ткаченко, который постоянно отсылал деньги в детские дома и персонально тяжело больным детям, причём довольно солидные суммы. За 4 года он от имени вымышленного Ивана Леонидовича выслал нуждающимся 9.996.300 рублей. Последней эсэмэской в его жизни перед самой гибелью была та, в которой он спрашивал, была ли в детдом переведена очередная сумма денег, 500.000 рублей.

О его помощи сиротам, больным детям не знали даже родители, как и жена, родившая ему двух девочек. Мало того, что парень был щедрым, он был ещё и скромным. Вот это — человек, вот это — гражданин своего Отечества, вот это — спортсмен нашей Родины! Таким людям в порядке исключения надо обязательно ещё при жизни ставить памятники, а их именами называть те заведения, которым они оказывают всяческую помощь, никак не афишируя свои действия.

Вот на этой ноте я хочу закончить свои размышления о футболе. Может быть, кто-то будет не согласен с ними. Я заранее предупреждал о том, что это моё сугубо личное мнение. Но, видимо, все согласятся с тем, что отчаиваться, видимо, ещё рано. В национальной сборной по футболу, как это ни странно, наконец появился российский тренер, который со своими подопечными разговаривает без переводчика. Наверное, так легче понять друг друга. Об этом свидетельствуют последние игры.

Есть и другие сдвиги. Футбольные боссы решают вопрос о том, насколько можно ограничить количество иностранцев в команде, выходящей на поле. Это, я считаю, является важным моментом для поднятия патриотического духа в любой национальной спортивной сборной. Как будто лёд тронулся. Полиция от футбольных проблем также не остаётся в стороне. Руководство полиции постоянно разрабатывает мероприятия по недопущению беспорядков с их негативными последствиями на стадионах и на улицах городов. Будем надеяться на лучшее.

Банально, но надежда умирает последней.


http://c-eho.info/obshchestvo/item/1697-eto-eshche-ne-konets-igry

Subscribe

promo kr_eho october 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments