Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Categories:

Или им самим будет Крым!

В Прощеное воскресенье у православных принято просить прощения, тем самым производя, если можно так сказать, некую корректировку своих взаимоотношений с миром. Но у наших северных соседей, как мы знаем, все наоборот: именно в этот день они решили погрозить мегафонами крымчанам.

Конечно, главный запевала — Ленур Ислямов, человек, по инициативе которого полуостров в ноябре 2015 года был погружен в темноту. Человек, под руководством которого организована продовольственная блокада, в том числе и крымских татар, ставших российскими гражданами. Впрочем, это все известно.

То ли потеплело на улице, а, значит, традиционное весеннее обострение началось, то ли грантодатели никак не дождутся красивых и ярких акций и посему деньги на «великое стояние» совсем закончились — этого нам не узнать, но в минувшее воскресенье там, на Чонгаре, прошла шумная акция, которая привлекла наше внимание полной своей беспомощностью. Тут я затормозила, пытаясь подобрать еще определения увиденному благодаря добросовестно-подробной видеозаписи одной из украинских студий. Не нашла: именно беспомощная, по-другому эту акцию не назовешь.

Александр Воробьев

Так гиена скалит зубы, сидя за решеткой. Так обезьяна бросает в тебя банан, когда ты ей не нравишься. Так Ислямов грозит мегафоном у погранпоста на Чонгаре…

Впрочем, не упустим из внимания реплику человека с палочкой, идущего с акции у самой границы: «В бою встретимся!». Нет, мы не испугались, как не испугались российские пограничники, когда на них шла толпа «акционеров» — они как стояли на своих местах, так на них и остались. Может, уже привычные — мы уж, простите, не слишком следим за тем, что там, на Чонгаре, происходит, потому как знаем: наши спины прикрыты надежно и накрепко.

Мы не испугались, но фразу запомним. Когда-нибудь, может быть, мы к ней вернемся — если, конечно, раньше произнесший ее от нее не отречется сам, по собственному желанию.

У кого что болит, тот о том и говорит — народная мудрость. В Крыму Украина «не болит» — очень редко можно услышать разговор о том, что же там происходит. «Болит», потому что кончаются деньги, у Ислямова с компанией.

Поза устрашения

Итак, утро воскресенья. Прощеного воскресенья. Несколько сотен людей колоннами с кричалками топают к пограничному посту на российско-украинской границе. Несут жёлто-голубые знамена — государственные двуколоры и флаги с тамгой. А еще некий черный флаг, очень смахивающий на тот, который «ведет в бой» террористов из ИГИЛ, запрещенной в России организации.

Команда — все останавливаются, и на грузовик с микрофоном взбирается голова райадминистрации Геническа Александр Воробьев. Вот теперь-то я понимаю, что этот человек реально мог отказаться брать у крымчан (причем бесплатно!) газ для населения своего района: пусть все вымрут, но «подачек у агрессора» этот «герой Украины» никогда не возьмет!

Он на грузовике говорит о «российских оккупантах», «агрессоре» и пр. Неинтересно. А вот это, кажется, новое: по его словам, «10 тысяч военных и техника собраны по ту сторону границы и только ждут команды, чтобы напасть на материковую часть Украины». Вам смешно, понимаю, но ведь те, кто стоит напротив этого «вещателя», всерьез верит, что «злобные путинские войска» сейчас попрут на их неньку!

У российских погранцов нервы крепкие

Когда-то я знала одну даму, которая перед людьми выступала в похожей манере: начинала она вполне спокойно, но потом просто шалела от своего голоса, впадала в истерику, несла такое, что вяли не только уши, но и листва на деревьях. Кончила она в психушке. Про нее я вспомнила, слушая этого украинского чиновника. Ну вот, например, что он нес: «Мы нормальные люди, мы не едим друг друга, не пьем кровь наших детей»… Вздрогнули? Я тоже…

А вот что получается, когда входят в транс (продолжаю цитировать Воробьева): «Предыдущая власть делала всё, чтобы уничтожить крымских татар». Но ведь, по логике, по хронологии, предыдущая власть для крымских татар — это как раз власть украинская. И да, здесь я согласна: поддержкой меджлиса, этой раковой опухоли на теле крымскотатарского народа, она этот народ сводила к состоянию послушных, простите, баранов.

Но вот человек с хорошей русской фамилией  Воробьев закончил истерить. Часть осталась на месте, на безопасном расстоянии от границы, а часть во главе с Ислямовым тронулась в «стан врага», подойдя на считанные метры до поста. «Придет время, и вы все поедете в свою Бурятию», — провозгласил он, отмахиваясь от услужливо поданного ему мегафона и даже отвернувшись от «вежливых людей» в российской форме. Видимо, посчитал, что «бурятские» пограничники так его лучше услышат. Или, наоборот, не услышат, чем он тут им грозит.

Исламов на фоне мегафона

Наконец, после того, как один из бородачей прошептал молитву, а Ислямов произнес «Будете отвечать и через сто лет!» (опять же, кто будет отвечать — тот, кто стоит к нему лицом?) — отважные «разведчики» отправились к оставшимся на безопасном расстоянии. Воссоединившись, «акционеры» открыли митинг, который технически вел юноша очень гейропейского вида.

И вот тут произошел казус, которого, кажется, организаторы не заметили. В череде выступающих к микрофону подошла явно местная чиновница и стала укорять собравшихся в том, что среди них нет депутатов. Почему их нет? И отвечает: потому что больше половины из них не считает, что «Крым — наш». И из-за них реформы идут чересчур медленно — «в реформах заинтересована даже не половина!». «Задумайтесь, — кричала она, — «мы готовы положить душу и тело (слова из укрогимна — ред.)», но что, кроме этого?»

И действительно, что? Не хотят, оказывается, больше половины местных депутатов ни на Крым с ружьем идти, ни реформы делать! Ай-яй, незадача… И напоследок просто убила метким выражением: «Сколько здесь депутатов? Для них Крым — Украина? Или им самим будет Крым!» Чесслово, мне не дано понять, что это значит. Но вполне достойно минимум кричалки.

Дама, которая жаловалась на местных депутатов

Предпоследним опять слово взял Ислямов — пугал, что «сюда придет Русский мир», русскими танками, напоследок потребовал, чтобы как можно быстрее в Киеве внесли изменения в Конституцию Украины о том, что Крым — это крымскотатарская автономия. Но через минуту сам же себе запротиворечил: мол, «у нас нет национальности, мы все граждане Украины»… Ага, тут играем, тут селедку заворачиваем…

А закончился сей митинг «мартирологом» — зачтением, по примеру американцев, фамилий погибших и замученных «Русским миром». Слушала вполуха — имена мне незнакомые. Но вот назван тот, с которым даже общалась: Андрей Степанович Щекун. О, в Крыму хорошо знают этого господина…

Так вот, он, оказывается, «зник 9 марта». Какого года? Куда исчез, где, как? Не слышала. Хорошо, открываю Википедию: в 2015-м его назначили в Киеве гендиректром Державного підприємства «Національне газетно-журнальне видавництво». Мало того, его только что наградили знаком «Свободи і Миру на всесвіт від України» — и об этом сообщено не далее как 14 февраля текущего года!

Значит, не исчезал?! Значит, будет жить еще долго — когда живого объявляют «зникшим», по примете, жизнь его будет долгая и счастливая.

Не находите, красивая точка во всей этой лжи, которой сейчас мы с вами все вместе, невзирая на национальности, избавлены?

http://c-eho.info/politika/ruina/item/3250-ili-im-samim-budet-krym

Subscribe

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments