kr_eho

Categories:

Наказать виновного, а не потерпевшего

Игорь НОСКОВ

ПО СЛЕДАМ ОПУБЛИКОВАННЫХ СТАТЕЙ

(записки бывшего следователя)

Имея специальность юриста-правоведа и большой опыт следственной работы, я написал несколько статей на юридическую тему, опубликованных в нескольких газетах и сайтах, в том числе и на сайте «Крымское Эхо». В статьях затрагивались вопросы, связанные с несовершенством уголовного законодательства РФ, которое негативно отражается на судьбах граждан.

Некоторые читатели поделились своим мнением, которое в большинстве случаев совпало с выводами, сделанными в статьях. Были интересные предложения в части регулирования законодательства, заслуживающие внимания и анализа. Положительным является, что в дискуссии приняли участие лица, хорошо знающие российское законодательство по роду своей деятельности. На некоторых предложения стоит коротко остановиться, так как в них есть разумное зерно.

Превышение пределов необходимой обороны. Существующее законодательство допускает защиту лицом, подвергнувшемуся нападению, но с многочисленными оговорками. При нападении со стороны преступного элемента гражданин в стрессовой для него ситуации должен сто раз подумать о том, как он имеет право защищаться, когда её начать, какие применить средства защиты, как контролировать свои действия, не причинив существенный вред напавшему, чтобы не наступила уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны.

За нарушение норм уголовного законодательства в этой части ежегодно сотни граждан, точно не рассчитавшие свои силы и давшие достойный отпор напавшей стороне, отправляются за решётку для «исправления и перевоспитания». Простому обывателю никогда не понять такую политику государства, стоящего, в первую очередь, на защите интересов разного рода отморозков.

Следует в корне изменить ныне действующее законодательство, трактующее каноны по необходимой обороне, приняв за основу законодательство других цивилизованных стран. По их примеру следует издать закон, разрешающий при нападении применять любые средства защиты с любыми последствиями для нападающих, если нападение было осуществлено одним вооружённым лицом, группой (два и более) невооружённых лиц и при насильственном вторжении в жилище.

Следователю при расследовании уголовного дела о причинении тяжкого вреда здоровью или наступлению смерти нападавшего надо будет в полном объёме доказать, что нападение реально имело место, а не отыскивать в действиях защищавшегося превышение пределов необходимой обороны.

Защищаясь, человек должен думать, как достойно защитить свою жизнь или жизнь подвергшихся нападению других граждан, а не о том, как не сделать слишком больно преступнику. Пока государство законодательно требует от защищающейся стороны прежде всего думать, как не нарушить комфорт для нападающего лица. Таким путём государство учит своих подданных избегать активной защиты при нападении или, спрятав свои честь и достоинство в карман, при первой же возможности бежать, как говорится, от греха подальше, куда глаза глядят.

Этими мерами воспитания государство добилось своей цели. Многие граждане, подвергшиеся нападению, на практике поступают именно так, что с моральной точки зрения является противоестественным для нормального человека.

Интересным было предложение по исполнению приговора о смертной казни, если бы на неё не было моратория. Не секрет, что государству очень трудно возлагать на себя функции убийцы, даже если это предусмотрено Законом. В конечном итоге приговор приводится к исполнению не абстрактно государством, а человеком, специально этому обученному. По этому поводу в Интернете есть подробнейшее интервью рассекреченного бывшего начальника расстрельной команды.

Не каждый человек, который к приговорённому к смерти не имеет никакого отношения, сможет спокойно приставить пистолет к его затылку и произвести выстрел. Но кому-то приходится это делать, зная, что тот заслужил возмездия, которое жаждет потерпевшая сторона.

Один юрист-правовед высказал мысль: а что, если приговор о смертной казни разрешить приводить к исполнению потерпевшему или его представителям? Вы желали смертного приговора преступнику? Пожалуйста, можете его исполнить. Вам необходимо будет только нажать на кнопку, чтобы пошёл ток к электрическому стулу, или провалился люк на эшафоте, или игла шприца со смертельным ядом вонзились в тело обречённого на смерть, и т.д.

Если это предложение по различным причинам — моральным, психологическим и другим — может оказаться неприемлемым или спорным, то другое заслуживает самого пристального внимания. Речь пойдёт об условно-досрочном освобождении лица от дальнейшего отбытия наказания по приговору суда.

Условно-досрочное освобождение (УДО) законодательно закреплено в юридических нормативных актах государства. Существует целый перечень обстоятельств, при которых государство может выпустить на свободу лицо, которое не отбыло наказание в полном объёме. Вопрос об УДО решает суд по представлению администрации мест заключения.

При этом потерпевший не имеет об этом акте милосердия никакого понятия. По простоте душевной потерпевший продолжает считать, что преступник, причинивший ему в любой форме вред, продолжает нести заслуженное наказание, определённое судом. Каково же бывает его возмущение, когда он узнаёт, что обидчик давно находится на свободе, порой умудряясь совершить новое преступление, в связи с чем проводится очередное расследование его преступной деятельности!

Многие юристы сходятся на том, что администрация мест лишения свободы перед направлением в суд ходатайства об УДО должна обязательно об этом проинформировать потерпевшую сторону, которая в суде могла бы высказать свою точку зрения, т.е. согласие или несогласие по принимаемому решению, заранее ознакомившись со всеми материалами, подтверждающими, что лицо своим поведением, трудом, чистосердечным раскаиванием, искуплением вины и прочим, заслуживает снисхождение.

Суд обязан прислушаться к мнению потерпевшего и в своём решении делать упор на него. При нынешней практике применения УДО получается, что и в этом случае государство беспокоится не о потерпевшем, а о лице, по вине которого он стал таковым.

Продолжаются серьёзные споры об уголовной ответственности водителя, который в состоянии алкогольного опьянения совершил наезд на пешехода. В уголовном законодательстве существуют смягчающие и отягчающие вину обстоятельства, которые судья обязан учитывать при назначении наказания виновному лицу. Одним из отягчающим вину обстоятельством является алкогольное опьянение лица во время совершения преступления.

Сейчас в Думе разрабатывается проект закона об исключения из отягчающих вину обстоятельств такое понятие, как «состояние алкогольного опьянения». Это не может не вызывать удивление. Создаётся впечатление, что депутаты Думы крайне озабочены тем, как придумать что-нибудь ещё, чтобы облегчить жизнь представителей преступного мира.

А ведь состояние алкогольного опьянения является едва ли не главным квалифицирующим признаком многих составов преступления, в том числе хулиганства!

Вполне естественно, что отягчающие вину обстоятельства влияют на решение судьи при избрании меры наказания виновному лицу. Особенно это учитывается, когда речь идёт о наказании пьяного водителя, совершившему в силу опьянения ДТП со смертельным исходом или причинением тяжкого вреда здоровью.

Каждый юрист знает, что ДТП совершаются не умышленно, а в силу неосторожных действий водителя, который предвидел возможность наступления негативных последствий при сложившихся обстоятельствах, но в силу самонадеянности был уверен, что сможет их избежать за счёт водительских навыков, опыта, стажа вождения и т.д. Например, вместо того, чтобы принять меры к торможению перед пешеходом, водитель начал осуществлять маневрирование автомобилем, пытаясь его объехать. Но это у него не получилось, что привело к наезду на пешехода.

Как быть в случае наезда на пешехода пьяным водителем, который из-за своего состояния вообще не не заметил человека, которого должен был видеть, если бы он был в нормальном состоянии? Можно ли в данном случае говорить о том, что водитель действовал неосторожно?

Мне, как следователю, проведшему не один десяток расследования по уголовным делам, возбуждённым по фактам ДТП, этот вопрос звучит наивно, и вот почему. Приведу один пример, из которого даже неискушённому в уголовном законодательстве читателю всё станет ясно.

В ночное время при свете фар дальнего света водитель, будучи в сильной степени алкогольного опьянения, на большой скорости гнал легковой автомобиль по прямой дороге. В месте небольшого поворота, о чём предупреждал дорожный знак, водитель продолжал движение вперёд, выехав на обочину дороги и совершив наезд на парня и девушку.

Парня от удара с серьёзными травмами отбросило на дорогу, а девушку автомобиль на полном ходу с большой силой прижал к столбу с дорожным знаком. Смерть её наступила мгновенно. От удара машина заглохла, а водитель, не получив никаких повреждений, тут же уснул крепким сном, положив голову на руль. При допросе водитель честно признался, что он из-за алкогольного опьянения не заметил ни пешеходов, ни предупреждающего знака, о котором должен был хорошо помнить, проезжая мимо него сотни раз, направляясь домой.

Это свидетельствовало о том, что из-за опьянения он не ориентировался на местности. Решением суда водителю было назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы за нарушение Правил дорожного движения.

На мой взгляд, в данном случае и в подобных такой приговор звучит кощунственно. По вине пьяного водителя средством повышенной опасности — автомобилем был тяжело травмирован один пешеход, убит другой, а речь шла о нарушении Правил дорожного движения, что явно звучит противоестественно.

Считаю, что пьяные водители при совершении ДТП с тяжкими последствиями должны нести уголовную ответственность за преступление, совершённое не по неосторожности, а умышленно, с косвенным умыслом, когда существует причинная связь между его действиями (употребления алкоголя, наркотика) и наступившими последствиям, как в вышеприведенном случае.

Для ясности необходимо сделать небольшое пояснение, что означает умышленные действия виновного лица. Согласно нормам уголовного права, умысел может быть прямым и косвенным. При прямом умысле лицо предвидит негативные последствия своих действий и желает их наступления. При косвенном умысле лицо предвидит общественно опасные последствия своих действий, их не желает, но сознательно допускает.

Исходя из этой трактовки закона о преступном умысле, следует считать, что пьяный водитель должен нести уголовную ответственность, при наличии потерпевших, не за нарушение Правил дорожного движения, а по наступившим общественно опасным последствиям — например, за причинение средней тяжести или тяжких телесных повреждений, или убийство с косвенным умыслом.

Водитель, употребляя спиртные напитки и управляя затем транспортным средством, отлично предвидит возможное наступление общественно опасных последствий, не желает их, но сознательно допускает. Так будет справедливо. Отличие прямого умысла от косвенного влияет на избрание судом меры наказания для виновного лица по одной и той же статье Уголовного Кодекса. При косвенном умысле наказание должно быть мягче наказанию при прямом умысле.

При вынесении меры наказания виновному лицу следует обязательно конфисковать транспортное средство для обеспечения гражданского иска потерпевшего по возмещению причинённого ему морального, физического и материального ущерба. На практике возмещение ущерба растягивается на многие годы.

Во многих странах мира уголовное законодательство очень строго карает водителей, совершившим ДТП с человеческими жертвами, особенно в случаях нахождения водителя в нетрезвом состоянии. Приведу одну лишь выдержку из Интернета.

В некоторых странах законодательство о ДТП с человеческими жертвами предусматривает ответственность за последствия, а не за ДТП. Какое наказание полагается за ДТП с погибшими в Соединённых Штатах.

Максимально возможная квалификация смертельного ДТП – это первая степень тяжкого убийства, за которое могут назначаться меры вплоть до пожизненного заключения и смертной казни. Но, как правило, законы в конкретных штатах предусматривают более мягкие наказания. Обычно авария с человеческими жертвами классифицируется как вторая степень тяжкого или даже вторая степень простого убийства.

Точные меры за происшествие со смертельным исходом будут разные в зависимости от конкретных обстоятельств и штата, по законам которого идёт суд. Но в среднем за совершение, в том числе в пьяном виде, аварии, из-за которой погибли люди, полагается срок от 2 до 20 лет и штраф до 10 000 долларов. Стоит отметить, что там по ответственности пешеходы равны с водителями.

По статистике, в России ежегодно в среднем совершается около 200 тысяч ДТП. В этих же пределах находится число пострадавших, из которых до 20 тысяч погибает. Во всём мире ежедневно при ДТП получают серьёзные травмы до 100 тысяч. Погибает около 3 тысяч. Поэтому законодатели цивилизованных стран думают над тем, как сократить эти печальные показатели за счёт ужесточения мер воздействия к виновным лицам.

Российские законодатели, демонстрируя свою гуманность перед этими странами, ломают голову, каким образом облегчить участь недобросовестных водителей, а в большинстве случаях — наглых, по вине которых погибают граждане. Мягко говоря, несколько странная позиция российских законодателей.

Хотелось бы знать мнение читателей по ещё раз поднятым вопросам в статье.

https://c-eho.info/nakazat-vinovnogo-a-ne-poterpevshego/

promo kr_eho october 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.