kr_eho

Categories:

67 лет назад Крым сделали игрушкой

Сергей КЛЁНОВ

Советское руководство было щедро на широкие жесты. Завтра, например, исполняется 67 лет с тех пор, как Крым с его миллионным населением стал таким щедрым жестом. 300-летие воссоединения Украины с Россией отметили подарком от одной союзной республике другой.

Даже сейчас, не говоря уж о годах украинской незалежности, называют такой подарок простой формальностью, обосновывают общностью экономических связей полуострова и Украины, подчеркивают, что в то время, почти семь десятилетий назад, никто и представить не мог, что части одного государства станут государствами разными.

В реальности же тогда на многострадальной территории нашего большого Отечества на пустом месте был завязан крепкий узел проблем, который аукнулся 30 лет назад – во время развала СССР, который откликнулся эхом семь лет назад – во время закономерного воссоединения полуострова с Россией, и не давал о себе забыть каждый год между описанными только что событиями.

«Все последующие проблемы Крыма конца XX и начала XXI века связаны с тем – можно не стесняясь назвать – роковым решением, которое принято абсолютно неправовым способом, с нарушением существовавшего в тот момент законодательством в стране. В конечном итоге это привело не только к бурным событиям, свидетелями которых мы были в 2014 и в 1991 годах — это привело к тем серьезным проблемам, которые существуют между Россией и Украиной», — так вкратце охарактеризовал передачу Крыма Украине в 1954 году на состоявшейся накануне пресс-конференции крымский ученый Сергей Киселёв.

Реальность, увы, такова, что Крым 67 лет назад сделали игрушкой — объектом, который можно подарить, передать в чуждую культурную и политическую среду, не обращая внимания на сотни тысяч человек, на полуострове проживающих. Подчеркнем: не чужой, но чуждой, непривычной, местами непонятной, а в большей степени незнакомой массам. И нет ничего плохого в том, чтобы знакомиться с новой культурой, особенно братского украинского народа, но выбранный способ оказался далеко не самым правильным. Дело, впрочем, не только в культуре – в экономике и политике тоже.

Об экономике – ею же любят оправдывать передачу Крыма Украине. Мол, рядом находятся, вот и развивать Крым в составе украинской республики гораздо сподручнее.

«Тезисы об уничтоженном, нищем, умирающем Крыме больше всех, по-моему, лоббировал первый президент Украины Кравчук. Причем он студенческие воспоминания, как он сюда приезжал, где он там купался, хорошо или плохо ему было, перемежал с заявлениями, что Крым разорен, а Украина была неким чуть ли не процветающим местом… <Крупные> стройки финансировал союзный бюджет, украинский эти объекты потянуть не мог!» — отверг подобное утверждение на той же пресс-конференции другой крымский ученый Виктор Харабуга.

Более того, Крым и в составе РСФСР восстанавливался ничуть не меньшими темпами.

«За четыре послевоенных года в Крыму восстановлена большая часть разрушенных гитлеровцами предприятий промышленности. В 1950 году производство в Крыму превысило производство 1940-го года. Предприятия уже оснащены новыми станками и оборудованиями, произведенным советским машиностроительным комплексом», — вторит Харабуге Киселёв.

А с политикой что? Как политика-то может быть чуждой Крыму? Может, Крыму и не была чуждой — или так крымчанам казалось в те годы: в конце концов, «Ленин — партия — комсомол» и другие неизменные атрибуты на месте. Но Крым, очевидно, был чужд политикам. Доказывает это Киселёв упрямыми аргументами, то бишь, статистикой, которая говорит, что материковой Украине Киев внимания уделял гораздо больше, нежели «территориально близкому» Крыму.

«Посмотрим, сколько было построено театров, кинотеатров, школ. Вот 1956 год: в Запорожской области 33 школы, в Крымской – 22. Клубов и домов культуры: в Запорожской области – 82, Крымской – 55; библиотек в Запорожской – 9, в Крыму – 3, в Ростовской области – 57. Спортплощадок в Запорожской области построено 200, в Крыму – 42. И так по всем показателям! Если мы возьмем 70-е, 80-е – увидим то же. Вроде бы бюджет союзный, бюджет УССР, где все граждане равны, но оказывается, что есть те, кто равнее», — отметил ученый, добавив, что в областях Западной Украины эти цифры были в два-три раза выше.

Недавно в программе «Крымского Эха» журналист Александр Мащенко выдвинул важный тезис: в современном Крыму от Украины не осталось ничего, «кроме хатынок на захваченных участках у моря». С советской Украиной ситуация, конечно, кардинально отличается, но истоки современной украинской политики по отношению к Крыму можно проследить аж в пятидесятых годах прошлого столетия…

Еще раз: мы, естественно, не ставим знак равенства между политикой в отношении Крыма в 1991-2013-х и политикой в 1954-1991-х годах, когда полуостров все-таки развивался, а не деградировал, но определенное, очень маленькое, едва заметное сходство прослеживается уже в указанном 1956-м году.

Сходство это начало вырастать и увеличиваться позже. Сергей Киселёв, когда рассказывал в интервью «Крымского Эха» об истоках первого крымского референдума, состоявшегося в 1991 году, очень подробно остановился на нарастающем украинском национализме в 80-е годы, особенно под конец этого десятилетия, когда центральная союзная власть начала шататься.

Крымчанам тогда пришлось взять свою судьбу в свои руки, сплотиться и придумать механизм защиты, построить этакий кокон, который отразил бы нападки националистически настроенных радикалов.

Коконом стала автономия. И потребность крымчан защищаться, как ни крути, во многом возникла из-за того, что в 1954 году Крым, как игрушку, передали Украине…

И видите, какая получается формула: решать судьбу Крыма так или иначе невозможно без участия самих крымчан.

Крымское сообщество, как сформулировали наши крымские ученые, с его глубоким патриотизмом как к родному краю, так и большому Отечеству, с его сплоченностью и ярким регионализмом не примет чуждых по отношению к себе решений.

Конечно, это правило не исключительно крымское — даже в уставе ООН закреплено право народов на самоопределение, но крымчане это правило продемонстрировали очень ярко и во многом уникально: не насилием, но силой убеждения и единства крымского сообщества.

Сейчас звучат предложения закрепить в правовом поле неправомочность акта 1954 года о передаче Крыма Украине. Казалось бы, зачем? Прошлое осталось в прошлом, юридическое закрепление незаконности акта 67-летней давности не изменит того, что произошло с 1954 года по нынешний. Но такая позиция нам кажется неверной.

Явление крымского самоопределения, каким бы чудесным оно ни было, окружают конфликты.

Конфликты крымской самобытности — и киевского самодурства. Конфликты принятого народом правового решения — и грубейший санкционный международный ответ на него. Экономическая деградация 1991-2013 годов – и при этом катастрофических масштабов разворовывание крымской земли некрымчанами.

А еще есть жизненная энергия крымчан, которую они все это время тратили на упорное отстаивание своих базовых прав вместо того, чтобы полноценно жить нормальной жизнью.

И всего этого можно было бы избежать…

Юридическое закрепление неправомочности решения 1954 года – это еще и назидание и наглядный пример тем политикам, которые считают, что судьбами народа можно распоряжаться, как игрушками.

Этого еще не понял нынешний украинский режим, который крымчанам удалось решительно отвергнуть, но чего не получилось добиться у миллионов несогласных, попавших под власть тех, кто устроил государственный переворот в Киеве ровно семь лет назад.

67 лет назад Крым сделали игрушкой. Но игрушкой, к счастью, он так и не стал.

Коллаж автора

https://c-eho.info/67-let-nazad-krym-sdelali-igrushkoj/

promo kr_eho october 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.