Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Не пошкодуєте, буде цікаво!

 Тамара КУЛЫБЫШЕВА

Политические ток-шоу теряют свою зрительскую аудиторию. Примерно со скоростью потери интереса к телесериалам и по схожим признакам. Уж очень утомительно видеть на экране одни и те же лица, не всегда понимая, какую передачу или растянутое на сто гаком серий «мыло» в данную минуту показывает телевизор. Не успевают в студии Савика Шустера объявить перерыв на рекламу, как политики, не сменив костюма, уже рвут микрофон в программе Евгения Киселева. Могу судить об этом как непосредственный зритель в студии, дважды участвовавший в одном из таких полит-шоу.



.
У входа в студию

title
Если два года назад по возвращении из Киева только слепоглухонемой не остановил на улице сказать, что видел меня на экране, то сейчас «телезвездой» я себя, слава Богу, не чувствую. Но что хорошо мне как зрителю, думаю, не по душе авторам и ведущим ток-шоу. Все же для них аудитория, численность которой обеспечивает желанный рейтинг, имеет огромное значение и гарантирует долгое пребывание в телеэфире.

Эффект присутствия в студии несравним с домашним просмотром, когда ты невольно отвлекаешься на сто дел, чтобы попить чайку, проверить кипящую кастрюлю, отправить ребенка спать, а тем временем дожарить семечки, чтобы и дальше не скучать у экрана. В студии зритель сосредоточен, ведь от него каждую минуту требуют реакции на выступления политиков, так что отключить мозги надолго не дают. Только задержался с нажатием кнопки, как на экране у зрительского места загорается напоминание с требованием работать.

Но если бы и не было электронного «толкача», сама накаленная политическими спорами атмосфера студии не дает скучать и расслабляться. То, что как зритель у экрана можешь пропустить мимо ушей, в студии поступает прямо в мозг. Зрительская реакция на политиков и их выступления отличается от телевизионного восприятия.

Телевизионная камера «корректирует» внешность политиков порой до полной к ним антипатии. А это существенно влияет не только на визуальную реакцию зрителя, еще в большой степени на создание целостного образа политика. Например, антипатичный по всем статьям Александр Турчинов вживую воспринимается совсем иначе: как логично мыслящий, точно излагающий свои взгляды политик, умелый спорщик и очень ироничный человек, к тому же умеющий корректно и с достоинством себя держать.

Это единственный шанс сфотографироваться на память с ведущим
title
И начинаешь понимать, что оппозиция, которую мы, крымчане, отрицаем без оглядки, неоднородна, в ней есть и яркие лидеры, и логичные аргументированные спорщики, способные, как видим по результатам выборов, оттянуть голоса у тех, кому мы безоглядно и многие годы верили.

Не в пример Инне Богословской, чье поведение выдает в ней крикливую базарную торговку, которую аудитория воспринимает с единодушным отрицанием ее риторики. Или Нестору Шуфричу, который свободно подвешенным языком мелет порой такую чушь, что хватаешься не за свою голову, а горишь желанием перехватить его горло. Или Наталье Королевской, прозванной социологами «резиновой Зиной украинской политики» за безэмоциональность и неизменность раз и навсегда заданному жанру.

Реакция сидящих в студии зрителей непременно должна стать предметом социологических и психологических исследований. И вот почему. Зрители в студии съезжаются для участия в программе со всей Украины, и работающие с аудиторией социологи тщательно «перемешивают» их, стараясь рассадить земляков как можно дальше друг от друга, чтобы они работали кнопкой самостоятельно, а не под влиянием чужого мнения. Рядом с крымчаниным оказывается львовянин, а рядом с донецким — не близкий ему по духу одессит, а, к примеру, житель Ужгорода.

Но усилия эти чаще, чем думается, оказываются тщетны: живущие в разных регионах страны, придерживающиеся полярных политических взглядов и, как показывают всё те же выборы, поддерживающие разные партии, сидя в студии, выказывают редкое единодушие.

К примеру, на предвыборном полит-шоу большинство голосов поддержки собрал только готовящийся отметить тридцатилетие идеолог Всеукраинского объединения «Свобода», магистр политологии Юрий Михальчишин. Он сумел накануне дня голосования в парламент выбрать правильный тон в общении с аудиторией, говорил прочувствовано, продуманно, убедительно и на понятном для зрителей украинском языке, которому не мешал западенский акцент.

И неглупые мысли, созвучные многим сидящим в студии, в первую очередь молодым зрителям – о необходимости замены старой политической элиты страны, определении вектора движения болтающейся между Европой и Россией Украины и национальной идеи — высказывал. Он сумел достаточно убедительно отбиться даже от такого неудобного вопроса, как признание воинов УПА и Бандеры героями.

Молодой крымчанин, к примеру, к началу передачи не определившийся с выбором партии для голосования, по ее окончании уверенно заявил, что будет голосовать за «Свободу», и за время пути до Симферополя нам не удалось переубедить его. И он в студии был не единственным! Позднее, когда вышедшие из студии зрители делились впечатлениями и перемывали сами себе и политикам кости, многие никак не могли взять в толк, как они в здравом уме и на трезвую голову могли жать кнопку в поддержку молодого националиста.

Профессор социологии Виктор Чигрин объяснил это так: «В студии социологи рассаживают зрителей вразброс с таким расчетом, чтобы работала индивидуальная ментальность каждого человека, основанная опять-таки на индивидуальном восприятии политика. Когда человек голосует за какую-то политическую силу, это, во-первых, персонифицировано, во-вторых, оттянуто во времени.

Есть и третий момент. Когда зрители сидят в студии, где их преднамеренно перемешали, срабатывает специальный социологический прием. На избирательном же участке включается так называемая историческая ментальность. Мы очень часто забываем о том, что через наших предков стали советскими девяносто пять лет назад, а жители Западной Украины — на сорок лет позже. Нас разделяют два полнокровных поколения.

И когда мы видим их героев, которые для нас личные враги, мы не можем себе представить, что для них Советы, о которых многие из нас по сей день ностальгируют, такие же личные враги. В студии же историческая и социальная ментальность выключаются – остается только индивидуальная, чтобы на поверхность поднялось личное восприятие под воздействием харизмы того или иного политика. Если каждого из сидевших в студии отодвинуть во времени и пространстве, дать подумать над выбором, тогда крымчанин не проголосует так, как львовянин». Вот так не слишком заумно и сложно для понимания объясняется стадный студийный феномен.

Однако есть то, что нас, крымчан, с жителями противоположного берега Украины не разделяет ни по исторической, ни по социальной, ни по индивидуальной ментальности. Это отношение к происходящему в стране. Как бы по-разному мы не представляли себе путь преодоления сложившейся в стране ситуации, все мы оцениваем жизнь на/в Украине негативно, независимо от того, видим ли мы ее изнутри, с российского берега или из-за европейского бугра.

Как тут не согласиться с коллегой, херсонским журналистом Владимиром Марусом, считающим, что настала пора изменить формат политических ток-шоу и вместо всем осточертевших партийных говорящих голов приглашать на программы обычных людей, готовых со всей искренностью рассказать о том, что «все так называемые политики, причём много лет одни и те же … со дня провозглашения так называемой независимости … жуют в разных интерпретациях одну и ту же жвачку. А настоящая жизнь, она совсем другая».

Не развлекательная, с ужимками и прыжками высасывающих пиар из пальца политиков, а очень конкретная, в которой бьется обнищавший народ в городах и весях, превращенных в нечто среднее «между гетто и резервацией». Причем все, разве что за исключением столицы. Мало, как выяснилось при нынешней власти, было за двадцать лет разваленных и обанкротившихся промышленных объектов — до их уровня опускают те, что до недавнего времени работали.

Где, скажите на милость, вы найдете такую еще страну, как Украина, где бы банкротили танковый завод, морские порты, судоремонтные предприятия, производства легкой и пищевой промышленности, чтобы сбывать их основные фонды на металлолом в Турцию? Где не думают о подрастающих детях, лишенных бесплатных спортивных секций, клубов школьника, летних лагерей?

Где город с колоссальным, вторым по значению в мире культурно-историческим потенциалом, не имеет полноценной транспортной развязки и оттого неспособен достойно конкурировать с приморским поселком, где всех достопримечательностей — пляж утром и кабак вечером? Где библиотеки зачищают от книг и книголюбов ради открытия бутика? Где на месте ведомственного пансионата со стоимостью отдыха у моря в три копейки за зиму вырастает вилла класса «люкс»…

Обо всем этом приезжающие в канун уикенда «в телевизор» политики не знают, иначе Нестор Шуфрич не сел бы в калошу и не был бы осмеян аудиторией на таком вот ток-шоу, уверяя зрителей, что хлеб дешев, а картошка почти даром, как при коммунизме. Да, с участием обычных людей заезженные языками политиков ток-шоу зазвучали бы совсем иначе. И рейтинг был бы сумасшедший. И рекламу можно было бы запустить как никогда правдивую: «Не пошкодуєте, буде цікаво!»




http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8981

Subscribe

promo kr_eho october 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments