kr_eho

Categories:

Распад СССР: Крым – первый среди неравных

Светлана МАКАРЕНКО

1991 год можно отнести к началу острой фазы распада СССР. Противостояние в Прибалтике, конфликты на Кавказе, забастовки шахтёров на Кузбассе, первый референдум в Крыму, референдум о сохранении большой страны, танки в Москве…

Страна рассыпалась на глазах. Тридцатилетие без Союза даёт повод задуматься и проанализировать события тех лет, которые повлияли на нынешнюю политическую карту бывшей страны Советов.

Крым не был пассивным наблюдателем. Он оказался в эпицентре хаоса и «войны суверенитетов»; в поисках собственного пути развития стал основоположником высших форм народовластия – референдумов в СССР. В январе 1991-го проведён первый в Советском Союзе референдум – о восстановлении Крымской АССР. В марте того же года прошёл общесоюзный референдум о сохранении «обновленного» СССР.

За чередой исторических дат важно понимать суть происходивших событий. Кризис партийной системы стал крайне неблагоприятным для союзного правительства. Оно перестаёт справляться не только с экономическими вопросами, но и целым рядом этнических проблем.

О национальном вопросе в союзных республиках, тернистом пути государственного строительства Крыма и религиозных конфликтах мы беседуем с экспертом по государственному праву, депутатом первого созыва Верховного Совета Украины Григорием ДЕМИДОВЫМ. Он был активным участников многих преобразований в Украине и Крыму.

***

– Григорий Викторович, французский философ Эрнест Ренан ещё в XIX веке сказал, что «нация — это ежедневный плебисцит». Он объяснял, что «волеизъявление происходит каждый день в составных частях нации, которые самостоятельно определяют своё будущее». Крымчане вслух говорили о самоопределении с начала 90-х. И практически четверть века отстаивали свой статус и полномочия. Но ведь у некоторых республик вопрос о статусе поднимался значительно раньше?

– Для понимания остроты и сложности восстановления республики важно объективное освещение событий, происходивших в тот период в Советском Союзе. Затянувшийся экономический кризис, ударивший по благосостоянию людей, забастовки шахтёров в Кузбассе, денежная реформа и обнищание населения…

Уже в 1986 г. произошли массовые протесты на национальной почве в Казахстане. Затем последовал всплеск акций народных фронтов в Прибалтике и Молдавии, внутренние межэтнические конфликты в среднеазиатских республиках: в мае — июне 1989 года «вспыхнули» конфликты в Ферганской области и городе Новый Узень. В Грузии разгорался конфликт с автономиями Абхазии и Южной Осетии. А события в Сумгаите и Нагорном Карабахе вылились в военные столкновения и между союзными республиками Арменией и Азербайджаном. Обострение межнациональных отношений в Чеченской Республике и противостояние с Москвой повлекло массовый исход русского населения. В Молдавии разрастались вооруженные действия с Приднестровьем.

На Украине подъем националистических движений дополнился церковным расколом, захватом храмов и стычками верующих. В Крыму из-за создававшихся многие десятилетия украинским партийным и государственным руководством препятствий к возвращению депортированных создало свои сложности. Полуостров в конце 80-х – начале 90-х накрыла волна самовольных захватов земель. Хаос и неопределенность разрастались вокруг и внутри Крыма.

При этом стали очевидными беспомощность, спонтанные, не продуманные действия власти центра. Это подтолкнуло к необходимости самостоятельного поиска решений руководством союзных и автономных республик.

В той исключительно сложной и взрывоопасной обстановке Крыму нужно было найти и пройти свой путь. В первую очередь нужно было добиться статуса, который бы обеспечил возможность защитить права населения и нормальное социально-экономическое развитие региона. Так родилась идея проведения референдума о восстановлении Крымской АССР.

– При всех очевидных проблемах были ли шансы избежать развала и сохранить «обновлённый» союз?

– С каждым годом торможения реформ эти шансы таяли. Монополия одной партии на власть привела к деградации партийной верхушки, оказавшейся неспособной предложить и реализовать необходимый план действий. Это мнение не только отечественных, но и зарубежных аналитиков. В журнале «Полис» в 1991 году немецкий профессор Х. Фогель писал: «Из-за неразработанности концепции и слабости руководства московские инициаторы перестройки безвозвратно упустили время; новые же органы Центра утратили кредит доверия из-за своей некомпетентности и неспособности принимать решения».

Горбачёвский проект «обновления» СССР был вброшен как реакция на системный социально-экономический и политический кризис. Но этот шаг лишь спровоцировал «войну суверенитетов». Команда первого советского президента неудачно скопировала его со сталинской реформы 20-х годов. В результате за счёт изменения статуса автономий РСФСР на статус союзных республик втрое увеличилось число субъектов Союза и сокращена её территория.

Принятые союзным центром законы по приданию автономным республикам статуса субъектов Союза угрожали территориальной целостности России и других республик. И их руководство пыталось нейтрализовать угрозы. Напомню, что 19 ноября 1990 г., после назначения общекрымского референдума между РСФСР и УССР заключён Договор, которым признавалась территориальная целостность этих республик. Позиция руководства России по Крыму стала очевидной, и её следовало учитывать.

– Ощущался ли тогда риск распада страны?

– Никаких замыслов по поводу развала СССР ещё не угадывалось. Открыто говорили о назревшей реформе перераспределения бесконтрольных полномочий союзного центра в пользу союзных республик и областей. Речь шла о возможности формирования бюджетов «снизу». Ведь никто не имел собственных материальных ресурсов для решения вопросов на местах. Деньги ежегодно предусматривались госпланом, выделялись из госбюджета и распределялись по вертикали.

В этой модели был заложен конфликт интересов нижестоящих органов с вышестоящими. Началась борьба за самостоятельность и суверенитет между союзными республиками и их автономиями, краями, областями и даже местными советами. Обнажились старые обиды, которые спровоцировали межнациональные и межрелигиозные конфликты, территориальные споры. А союзный центр не смог принять эффективных действий для их пресечения. В этих условиях подняли головы национальные и религиозные радикалы, которые стали играть все большую роль в определении политики властей.

– Опыт каких республик учитывался в Крыму при аналогичных проблемах?

– Для понимания остроты проблемы приведу пример Грузии. Там ещё в 1988 году обострились грузино-абхазские и грузино-осетинские отношения. В их истории уже были территориальные споры и межнациональные конфликты с гибелью людей. И каждая сторона вспомнила об этом.

В октябре-ноябре 1988 г. в Тбилиси прошли акции с требованиями отмены всех автономий и выхода Грузии из состава Советского Союза. В ответ в Абхазии заговорили о статусе союзной республики и выходе автономии из состава Грузии. В апреле 1989 года в Тбилиси начались митинги с требованием ликвидации абхазской автономии и нападения на абхазцев. 9 апреля эти акции были пресечены силами подразделений союзных внутренних войск. Не обошлось без человеческих жертв. Это многократно усилило позиции грузинских национал-радикалов.

26 сентября Юго-Осетинский областной совет, защищая права автономии, предложил поправки к проекту Конституции Грузинской ССР, но они не были учтены. 10 ноября на чрезвычайной сессии Юго-Осетинского областного совета приняты решение о преобразовании автономной области в автономную республику в составе Грузинской ССР и обращение к Верховному Совету ГССР с просьбой рассмотреть это решение. 16 ноября президиум Верховного Совета ГССР отменил это решение как неконституционное.

23 ноября колонна с грузинскими радикалами из более чем 400 автобусов и других машин обложила Цхинвал блокадой на несколько месяцев. Вновь были человеческие жертвы. Руководство Грузии оставило без внимания обращения Южной Осетии принять меры. Хотя они направлялись президенту СССР М. Горбачеву, но реальной помощи не было.

9 марта 1990 года Верховный Совет ГССР объявил Договор об образовании СССР 1922 года незаконным в отношении Грузии. 9 апреля грузинская община Цхинвали устроила митинг с призывами к ликвидации автономии Южной Осетии и заселения её грузинами. Осетины вспомнили о резне в Южной Осетии при меньшевистском правительстве Грузии в 1920 году. 11 декабря состоялась сессия Верховного Совета Грузии, принявшая Закон об упразднении автономии Южной Осетии.

Остановить межнациональные конфликты и сохранить территориальную целостность самой Грузии оказалось уже невозможным. Радикализм с одной стороны породил радикализм с другой. Власть пошла на поводу у радикалов, а затем была ими же сметена. Что и привело к такому результату.

В последние годы киевские власти активно привлекают грузинских политиков к урегулированию собственных проблем. Украина пошла по пути Грузии — и получила тот же результат. Национал радикалы ничего, кроме ура-патриотизма, оказались не способны предложить обществу. Но мы анализировали эти события — и смогли избежать тупика.

– Насколько сложно было в той обстановке добиться вынесения вопроса о восстановлении автономии на первый референдум?

– Вот в таких условиях решался вопрос о восстановлении автономной республики в Крыму. В Киеве эти инициативы воспринимались с подозрением. Они расценивались как сепаратизм, имеющий конечной целью обретение статуса самостоятельного субъекта Союза и отделение Крыма от Украины.

Руководство Верховного Совета УССР отговаривало крымские власти от проведения референдума. Л. Кравчук лично участвовал в сессии Крымского областного совета по назначению референдума и предлагал варианты предоставления статуса автономии законом УССР. Руководство Крыма на это не согласилось, и в этом их огромная заслуга. В дальнейшем ни один закон Украины о статусе и полномочиях АРК Киевом не соблюдался.

В воспоминаниях Л. Грача, который руководил рабочей группой обкома партии по проведению референдума, отмечается, что первоначально предлагалась формулировка о восстановлении автономной республики в Крыму, без упоминания о субъекте Союза и участнике Союзного Договора. Руководство Крыма не хотело играть в затеянные командой Горбачева игры.

Странно, но именно Л. Кравчук, убедившись в решительном настрое крымских депутатов провести референдум, предложил дополнить вопрос словами об автономной республике как субъекте Союза и участнике Союзного договора. Просчитать ход мыслей Леонида Макаровича всегда очень сложно. Возможно, именно в этот момент у него родилась идея будущего всеукраинского референдума…

В Верховном Совете Украины усилились позиции фракции «Народная Рада», представлявшей Народный Рух. И в самой фракции произошло перераспределение сил. Раньше большое влияние в этой фракции имели уважаемые в оппозиционных кругах В. Черновил, Л. Лукьяненко и другие. Они выступали против политической системы СССР и за независимость Украины. Но в их позициях отсутствовали радикальные националистические требования.

– Крымчане помнят Черновила как ярого сторонника независимости…

– В. Черновил прекрасно знал историю формирования территории и населения Украины и продвигал идею федерализации. Это позволило бы оптимально учитывать национальные, конфессиональные и культурные особенности разных регионов и интересы их населения. Он лично столкнулся с необходимостью урегулирования таких проблем — и не в качестве трибунного оппозиционера-говоруна, а будучи избранным председателем Львовского областного совета, когда в спорных ситуациях нужно было не заговаривать проблему, а принимать решения, затрагивающие права огромных масс людей, причем, не политических противников, а верующих разных конфессий.

Войны за церковный суверенитет

– Вы имеете в виду войны за автокефалию, за Киевский патриархат и восстановление греко-католической конфессии?

– Да. В то время в Украине вспомнили старые обиды, и конфликты на этой почве обострились. В западных областях начался церковный раскол и массовые столкновения между верующими. Они распространились и на другие регионы. Вспомнили, что после принятия христианства Великим киевским князем Владимиром в 988 г. в крымском Херсонесе последовало крещение Руси и создание Киевской митрополии. Она возглавлялась митрополитом Киевским и всея Руси, входила в Константинопольский патриархат и подчинялась ему.

Но историческая судьба этой митрополии оказалась весьма сложной, и её существование надолго прерывалось. После захвата в 1240 г. и разорения Киева войска Батыя разорили Галицко-Волынскую землю и вторглись в Европу. Киевское и другие княжества и земли оказались ослаблены, были подчинены и вошли в состав Великого княжества Литовского, а затем Речи Посполитой и после – Австро-Венгрии. Там утратили государственность. На их территориях в нарушение канонических правил стали возникать митрополии: Галицкая, Литвы, Киевская и другие.

Права верующих православной конфессии, особенно в Польше, крайне ограничивались, а их религиозные общины преследовались. Пошла многовековая борьба за выживание. В этих условиях большинство православных общин вынуждены были заключать унию с Римской католической церковью, оговаривая сохранение за ними храмов, языка богослужений, обрядов, культурных и других прав общин, религиозных организаций и верующих. Так были заключены Брестская уния 1596 г. в Речи Посполитой, унии в Литве и Австро-Венгрии.

– Какова была судьба православной церкви Северной Руси?

– Каноническая Киевская митрополия после разорения Киева Батыем переместилась во Владимир, а затем в Москву, где в 1589 году введено патриаршество, которое утверждено Великим Константинопольским собором 1593 года. Московский митрополит получил титул патриарха, а Русская православная церковь приобрела автокефалию и официальное признание.

После Переяславской Рады 1654 г. встал вопрос о вхождении в состав РПЦ Киевской митрополии. В 1688 году Константинопольский собор закрепил за Московским патриархом права наместничества над левобережной Киевской митрополией. В Москве, а не в Константинополе поставлен митрополитом Киевским, Галицким и Малые России Гедеон Святополк (князь Четвертинский). По договоренности с Константинопольской Церковью Киевская митрополия вошла в ведение Русской Церкви.

– Поскольку Крым в 1954 г. был передан Украине, церковный раскол мог коснуться и его. Вам довелось участвовать в урегулировании и этих вопросов. Как это было?

В 1989 году ряд религиозных общин во Львове вновь приступили к созданию УАПЦ на Украине. Однако она не была признана каноническими церквями.

В ноябре 1991 г. уже Филаретом предпринята попытка создания УПЦ Киевского патриархата. Но обращения о признании этой церкви Константинополем также оказались безрезультатными. В июле 1993 года Константинопольский патриарх Варфоломей I (Архондонис) заявил, что признает только канонического главу УПЦ Московского патриархата митрополита Киевского Владимира (Сабодана).

6 марта 1990 года союзным законом о собственности предусмотрели возврат из государственной собственности религиозным организациям храмов и имущества. Однако из-за возникшего межцерковного противостояния развернулась настоящая война по переделу храмов и собственности. В книге «Украина – не Россия» Л. Кучмы религиозная ситуация после 1991 года описывается как: «…сообщения с театра военных действий. В сражении участвовали более тысячи церковных приходов! Горели дома священников, штурмом брались не только храмы, но и целые деревни, порой казалось, что это война всех со всеми, хотя каждый хорошо знал своего противника. Продолжали делить храмы и приходы».

Верующие греко-католической конфессии также потребовали её восстановления и возвращения храмов. В связи с присоединением западных областей к Украине в 1939 г. она была запрещена, а храмы переданы в пользование ни в чём не повинным православным общинам. После визита Горбачева в Рим и его встречи с Папой Римским, где затрагивался вопрос о восстановлении прав греко-католической конфессии, начался массовый захват этих храмов в западных областях Украины греко-католиками. Произошли столкновения между верующими.

Мне как председателю подкомиссии по законности Верховного Совета УССР поручили разобраться в конфликте. Побывав на объектах захватов во Львове, в частности, храме святого Юра и в отделе по делам религий облисполкома, я получил нужную информацию о положении дел. После чего встретился с председателем Львовского облсовета В. Черновилом, мы обговорили эти проблемы. Будучи православным, Черновил оказался в сложнейшей ситуации.

Для меня как юриста основой урегулирования конфликта являлось конституционное право граждан на свободу совести и вероисповедания. Этим правом обладали как православные, так и греко-католики. Закрепление приоритетов между религиозными конфессиями в светском государстве неприемлемо. Предстояло найти решение, которое учитывало бы права обеих конфессий и не делало государство арбитром в спорах о чистоте их вероисповеданий.

В соответствии с актом Совмина СССР, окончательное решение о регистрации даже сельской религиозной общины в любом уголке Советского Союза принималось Советом по делам религий при Совете министров СССР. Пришлось лететь в Москву, где мудрый зампредседателя этого Совета предупредил, что Крыму предстоит восстановление в правах конфессий депортированных народов, возвращающихся на родную землю.

Поскольку Совмин Союза и в этом вопросе занял выжидательную позицию, а межрелигиозный конфликт разрастался, я предложил передать ряд полномочий на уровень областей. Тем более, что крымские власти по своей инициативе уже решали вопросы обустройства депортированных. И, если Совет министров СССР не готов принять такое решение, то мы в силу экстремальной ситуации вынуждены будем принять его Указом Президиума Верховного Совета УССР. В ответ он пожелал мне удачи.

Защитные действия

– Как на полуострове удалось избежать конфликтов на религиозной почве?

– Сложно. В полной мере избежать противоречий в сфере, которая исторически наполнена и переплетена межрелигиозными спорами, обидами и конфликтами, невозможно. И не только чисто религиозными, но и имущественными интересами религиозных организаций. Достичь согласия всех участников не всегда удается. В то время нужно было создавать правовую базу с учетом баланса законных интересов разных сторон, не идя на поводу у одной из них. И добиваться её выполнения.

В Симферополе я провёл консультации со специалистами Совета по делам религий при Крымском облисполкоме. Они досконально владели информацией о конфессиях в Крыму, их истории и взаимоотношениях и положительно отнеслись к передаче ряда полномочий на уровень области. Тем более, что закрепление их в компетенции Киева не гарантировало своевременного принятия адекватных решений. На местах лучше ориентируются в ситуации. Ни в коем случае нельзя упразднять такие службы, иначе власть может наделать ошибок в этой тончайшей сфере отношений.

По возвращении в Киев был подготовлен и принят указ по самым злободневным аспектам религиозного вопроса. Документ предусматривал регистрацию общин, созданных в рамках законодательства, облисполкомами. Было предусмотрено совместное использование храмов общинами, поскольку храмы находились в государственной собственности. А иначе могли выставить верующих на улицу. Обозначили взаимоотношения общин с религиозными центрами, находящимися за границей союзных республик и СССР.

Так была создана правовая основа, позволяющая урегулировать отношения. Но огромное значение в этом имела моральная готовность церковного клира и властей к компромиссу. Законом такое не регулируется.

– Как удалось решить вопрос о священнослужителях? Насколько я знаю, в государстве победившего атеизма их кандидатуры согласовывались Советом по делам религий Совета министров СССР.

– Руководство страны проникло во все сферы общественной жизни, контролировало и направляло их, сметая границы прав человека, поэтому нашим указом согласование кандидатур священнослужителей государственными органами было отменено. Но в тот момент речь шла не только о децентрализации полномочий, но и их радикальном переосмыслении. Эта проблема касалась всей страны.

Вслед за этим указом принят союзный закон. Основные полномочия переданы городским и районным советам, которые не имели подобных служб. Это создало условия для принятия ошибочных решений при регистрации и передаче храмов. А через полгода был принят и украинский закон, уже системно урегулировавший эти отношения. В чем-то этот опыт полезен и для стран «развитой демократии». Королева Великобритании, например, являясь главой государства, до сих пор продолжает назначать церковных иерархов.

После обретения Украиной независимости Украинская православная церковь Московского патриархата оказалась фактически в положении греко-католической конфессии. Но её права и отношения с Московским Патриархатом были защищены первоначальной редакцией закона. Нападки на эту церковь абсолютно незаконны. В таких ситуациях важно, чтобы закон защищал права верующих, а не менялся, как «дышло», из-за политических интересов власть предержащих.

Вы знаете, что 5 января 2019 года Константинопольский патриарх Варфоломей все-таки подписал томос для новой Православной церкви Украины (ПЦУ)…

— Это нарушение канонических правил, которое привело к разрыву отношений между каноническими церквями — Константинопольской и Русской православной. Комментарии к таким решениям дают специалисты по этому праву. Один из самых авторитетных специалистов в области канонического права, профессор богословия из Греции, протопресвитер Феодор Зисис отрицательно оценивает это решение и полагает, что такой раскол способен спровоцировать гражданскую войну на Украине .

Ясно, что межцерковные войны усиливают противостояние не только между верующими, но и в обществе, и во власти. В 90-е удалось избежать гражданской войны на Украине, но число противников восстановления автономной республики в Крыму в Верховном Совете УССР возрастало с каждым днем. А необходимость решения этого вопроса становилась еще более очевидной. И Крым его добился.

Но об этом сложнейшем процессе — в следующем интервью.

https://c-eho.info/raspad-sssr-krym-pervyj-sredi-neravnyx/

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.