kr_eho

Categories:

Их глазами, или Может ли быть наводнение в Крыму поводом для радости

Денис БАТУРИН

Долгожданные дожди принесли в Крым не только влагу, но и чрезвычайную ситуацию: от необычайно сильных потоков воды больше всего пострадали Керчь и Ялта. Власти, службы, военные и простые граждане устраняют последствия; вырабатываются меры по восстановлению разрушенных коммуникаций, дорог и зданий; готовятся компенсации пострадавшим.

Однако на эту трагедию есть и другой взгляд. Глубокомысленный, поучительный, аналитичный. С Украины. Как оказалось, случившееся может быть поводом для серьезных выводов следующего характера – читаем пост украинского политолога, уроженца Крыма Тараса Березовца в сети Facebook:

«Это не кадр из фильм-катастрофы. Это вид на бухту Ялты 19 июня 2021 года после сильнейшего наводнения и сели. Это результат политики последний 7 лет, прошедших с оккупации Крыма Россией. Это те самые «камни с неба». Причём в буквальном смысле. Уверен, подобное экологическое бедствие в ближайшее время ждёт и оккупированный Путиным Донбасс. Потому что везде, куда приходит русский оккупант, наступает коллапс и катастрофа. Вы не можете даже близко оценить последствия экологического бедствия, происходящего с аннексированным полуостровом.
Север Крыма уже давно превратился в пустыню, некогда пригодные к земледелию почвы пришли в упадок. Ялта пострадала не так от природной стихии, сколько от бесконтрольной вырубки лесов, бурения скважин без учета местной специфики и создания десятков стихийных мусорных свалок. Место вырубленных реликтовых лесов заняли виллы российских миллиардеров и московских чиновников.
Весь строительный мусор годами вывозился на незаконные полигоны, которые нависали над всем ЮБК. Именно строительный мусор, смытый потоками, и привёл к страшным разрушениям в Большой Ялте и жертвам среди населения. Ужасно болит душа за изуродованный и истерзанный Крым. Пусть будут прокляты оккупанты и коллаборанты, уничтожающие уникальный уголок Украины. Последствия оккупации придётся устранять десятилетиями. Но мы справимся».

Самое большое, как бы это сказать… удивление вызывают слова такого рода: «Последствия оккупации придётся устранять десятилетиями. Но мы справимся». Гипотетически порассуждаем – что они собираются устранять? Трассу «Таврида»? Новый аэропорт сровняют с землей? Электростанции подорвут и восстановят ЛЭП со своего украинского материка? Дороги приведут в привычное украинское состояние – ямы, ямочный ремонт и — по одной полосе в каждую сторону? Снесут детские сады и больницы, футбольные поля, детские площадки и новые больницы?

Под этим постом есть также комментарий виртуального чиновника – представителя президента Украины в АРК (Автономной республике Крым — напомним, эта административная единица Украины прекратила свое существование в марте 2014 г. — прим.ред.), который ссылается на свой пост о том, что причиной наводнения и селя стала «вырубка лесов над Ялтой, строительство там коттеджей российских олигархов и организация там же свалок строительного мусора, о чем уже доложено в ООН».

Есть еще пророчество насчет «техногенных и экологических катастроф на Донбассе», на территории республик Донбасса, который несколько десятков лет украинское государство и олигархи эксплуатировали без вложений в инфраструктуру, ликвидацию последствий добычи полезных ископаемых, рекультивации терриконов и многих других мер необходимых региону с такой концентрацией людей, предприятий по добычи полезных ископаемых и предприятий тяжелой промышленности.

На Украине тема угрозы техногенной катастрофы возникала лет 20 лет назад, тогда Виктор Медведчук и ряд других политиков выступили с инициативой создания «Комитета-2005» с целью оценки техногенных угроз и выработки мер по их недопущению по причине того, что Украина в основные фонды не вкладывала, не обновляла; вся промышленность, все коммуникации, мосты, инфраструктура – наследие советского времени, находились на грани исчерпания эксплуатационного ресурса и устарели.

И — ничего: инициатива не пошла, инфраструктура обновлялась локально, там, где местные руководители выбивали на это деньги (например, так в Крыму благодаря премьеру Василию Джарты появился отрезок объездной дороги возле Симферополя), либо вокруг и в интересах предприятий олигархов; иногда это были инфраструктурные проекты социального характера.

Это уровень и масштабы украинских свершений, и сейчас в этом смысле там ничего не изменилось.

Есть еще одно мнение с Украины о том, как надо относиться к происходящему в Крыму:

«С чувством сопричастности к крымчанам, но не к оккупантам». Иначе «трудно будет вернуть то, к чему не чувствуешь сопричастности, что должно принадлежать Украине не только по географии и карте, тем более не будет сопричастности к тому, что надо вернуть – Крым и Донбасс, и после того, как вернем».

В логике альтернативной истории все стройно, хотя и в этой «деоккупационной» логике – прогноз плохой.

А теперь от рассуждений вернемся к делам, действиям со стороны бывшей страны: энергетическая блокада, водная блокада, диверсионные группы. Поддержка санкционной политики. Такое вот чувство сопричастности. Ответ на вопрос от том, какова эта сопричастность, исчерпывающе сформулировано украинскими политиками в отношении водной блокады. Напомню, что водная проблема Крыма из Киева формулируется следующим образом:

«Крымчанам воды хватает и должно хватать, а не хватает воды потому, что ее потребляют российские военные и завезенное из России новое население в количестве около полумиллиона человек; за обеспечение полуострова водой отвечает российская власть; наши, украинские по духу люди, страдают, но понимают за что, и почему, потому что Крым – это Украина». Есть еще аргумент: «Водная блокада организована для воздействия на Москву и повышения ее издержек в отношении Крыма$ воду, потребляемую оккупантами и военными невозможно отделить от воды, потребляемой населением, но наши люди поймут и потерпят».

Все это уже не новые аргументы, характеризующие отношение бывшей страны к Крыму. Из новых информационных тезисов – «таких наводнений и селей при Украине в Крыму не было, это случилось в российском Крыму, это результат деятельности российских властей и последствия оккупации».

Обоснование таких интересных выводов уже приводилось выше. Климатические факторы не учитываются. Украинская сторона решила свалить все накопившиеся за десятилетия проблемы на Россию. Идея «сделать содержание Крыма для России непомерным бюджетным и политическим грузом» реализовывается информационно и малыми усилиями – водной блокадой. Вот только то, что в бывшей стране называют «непомерным бюджетным грузом», на деле является развитием Крыма во всех аспектах.

От социальной психологии и «идеологии деоккупации» вернемся к материальному. Дорогие крымчане, давайте вспомним, что за время украинского периода истории полуострова Украина построила, отстроила, возродила, создала, с какими проблемами справилась как государство? «Президентская дорога» или объездная возле Севастополя, кусок объездной возле Симферополя, ремонт моста длиной менее 100 метров на дороге Алушта-Ялта, что было событием настолько масштабным, что открывать его прибыл сам президент Виктор Янукович… Кажется, все. Остальное – латание дыр, поддержание и эксплуатация инфраструктуры советского периода.

Поэтому устранение последствий по-украински – это непонятно что. Хотя, если представить сценарии в рамках альтернативной истории, их два: первый описан выше – восстановление в виде разрушения; второй — очень хорошо знакомый крымчанам до 2014 года: спокойная эксплуатация имеющегося и вложения в стиле «ни ….я», извините – ничего.

https://c-eho.info/ix-glazami-ili-mozhet-li-byt-navodnenie-v-krymu-povodom-dlya-radosti/

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.