kr_eho

Category:

Россия и её сегодняшний исторический конкурент

Евгений ПОПОВ

«Русские всегда грешили идолопоклонством
по отношению к своему государству».
Уинстон Черчилль

Я хотел начать статью с захвата русами Новгорода хазарского городка Киева, разгрома Хазарского каганата Святославом, но понял, что это будет история для всех трёх ветвей единого русского народа, великороссов, малорусов («украинцы» это географическое понятие, ведь население этого «failed state», несостоявшегося государства», включает не только малороссов, но и великороссов и татар Тавриды и множества других) и белорусов, поэтому начну с начала момента формирования великорусского государства в XIII веке.

Одно и то же место проживания, я имею в виду триединый русский народ, не делает разные его части одними и теми же. Народ — это определенный склад характера, как сейчас любят говорить, менталитет, определенный взгляд на мир, определенная логика исторических поступков.

Как образец приведу римлян и итальянцев — это разный психологический уклад и, как следствие, разное поведение в похожих исторических ситуациях. Итальянец терпеть не может воевать, очень любвиобилен и местечков, в целом это не воинственная, не имперская и чувственная нация. У римлян всё с точностью до наоборот: воинственность, имперские наклонности и низкая чувственность. Аналогично бывшие воинственные юго-западные русичи под влиянием ополячивания стали восточно-европейскими итальянцами.

Россия в течение всей своей многовековой истории жила в режиме сверхвысокого давления извне. По подсчетам русского историка В. О. Ключевского, великорусская народность в период своего формирования за 234 года (1228-1462 гг.) вынесла 160 внешних войн.

В XVI веке Россия воюет на северо-западе и западе против Речи Посполитой, Ливонского ордена и Швеции 43 года, одновременно ни на миг не прерывая борьбы против хищных татарских орд на южных, юго-восточных и восточных границах. В XVII веке Россия воевала 48 лет, в XVIII веке — 56 лет. Русские изначально были поставлены историей в такие условия, когда вместо личной чести стал долг перед Родиной. Вместо идеалов личной свободы — идеалы служения государству. Русским дворянам даже в голову бы не пришло, как мушкетёрам Дюма, бросить службу и заняться чем-то другим.

На калиновом мосту (Бой Добрыни со Змеем). Художник Константин Васильев (1974)
На калиновом мосту (Бой Добрыни со Змеем). Художник Константин Васильев (1974)

На калиновом мосту (Бой Добрыни со Змеем). Художник Константин Васильев (1974)

Русские служилые дворяне имели вместо прав обязанности и первым закрепощённым сословием стали именно они, уже потом то же ожидало и крестьян. Современники-иностранцы справедливо подметили, что в России прав не было ни у кого, начиная от родовитейшего князя-рюриковича или придворного боярина и заканчивая последним крестьянином. Зато у всех были обязанности. Кто-то обязан на государство работать, кто-то обязан его защищать.

И этот настрой общества на всеобщее служение и привел к формированию легендарной воинской традиции русского народа, одной из самых сильных и результативных на планете.

В целом для России XIII — XVIII веков состояние мира было скорее исключением, а война — жестоким правилом. Начиная с момента основания великорусского государства – XIII века и до XVIII, как и позже эпохи Петра I — в XIX и XX веках, русская земля, по меньшей мере, раз в столетие обязательно подвергалась опустошительному нашествию и чаще всего одновременно с нескольких сторон.

Поэтому возникшее на Восточно-Европейской равнине, ставшей просто Русской, Московское государство, чтобы отбиться от наседавших со всех сторон врагов, должно было властно требовать от своего народа столько отдачи своего богатства, упорного тяжёлого труда и жизней, сколько это нужно было для победы, а народ, коль скоро хотел отстоять свою самость и свою политическую независимость, вынужден был отдавать всё это, не считая.

Вот так складывались и укреплялись от непрерывного повторения нашими недружественными соседями некоторые наши национальные привычки, давшие в совокупности русский народный характер.

***

С точки зрения военного потенциала громадное значение имел и тот факт, что на протяжении длительного исторического периода, с конца XV до середины XVIII века, Россия оставалась, по европейским меркам, малонаселенной страной. По данным большинства современных историков, в 1500 году в Италии и Германии жило по 11 миллионов человек, а население Франции превышало 15 миллионов, то в России в 1678 году, по последним исследованиям, имелось всего лишь 5, 6 миллиона жителей, из которых 0, 8 миллиона составляло население недавно отнятой у Речи Посполитой Левобережной Малороссии (по тогдашней польской терминологии – левобережной Украины).

Население Речи Посполитой, по данным на 1700 год, то есть после потери ею левобережья Днепра, равнялось примерно 11, 5 миллиона человек. Разница в поведении между населением России и подданных её исторических врагов была отмечена в XIX веке российским политэмигрантом Герценом:

«Каждый русский сознает себя частью всей державы, сознает родство свое со всем народонаселением. От того-то, где бы русский ни жил на огромных пространствах между Балтикой и Тихим океаном, – он прислушивается, когда враги переходят границу, и готов идти на помощь Москве так, как шел в 1612 и 1812 гг». [Герцен А.И. Сочинения. М., 1958. Т.7, С.192].

Сразу видна разница между тогдашними либералами и нынешними либерастами — раньше они были политическими противниками правительства, а не русофобами, как сейчас.

Поэт Тютчев в 1844 году, тогда уже экс-чиновник посольства России в Баварии, бросил в лицо предтечам нынешних русофобов, чеканную формулировку патриота своей родины:

«Апология[1] России… Боже мой! Эту задачу принял на себя мастер, который выше нас всех и который, мне кажется, выполнял ее до сих пор довольно успешно. Истинный защитник России – это история: ею в течение трех столетий неустанно разрешаются в пользу России все испытания, которым подвергает она свою таинственную судьбу». [<Россия и Германия> Письмо доктору Густаву Кольбу, редактору «Всеобщей газеты»].

***

Рассмотрим, на что ссылался поэт к получателю своего послания, что последний должен был помнить.

Конец XVII — начало XVIII века. Время расцвета Швеции, претендующей на власть над всей Северной Европой. Карл XII пытается не просто разбить русских, разгромив их под Нарвой, а расколоть русское государство изнутри, сыграв на указанной мною выше разнице между русскими и украинцами.

Некоторыми историками даже предполагается, что «жовто-блакытный» флажок для отличия их от более многочисленных российских ввел у своих казаков гетман Мазепа, взяв за основу цвета тогдашнего шведского государственного флага, под которым воевал Карл XII, как представитель королевского дома Пфальц-Цвайбрюккенской династии.

Закончились шведские притязания под Полтавой через столетие, уже через две династии, Гессенской и Гольшнейн-Готторпской, когда в 1811 году русская конница, перейдя по льду Ботнического залива, стала угрожать Стокгольму, заставив шведов в лице регента Швеции при Карле XIII кронпринца Карла Юхана из династии Бернадоттов отказаться от Финляндии, а заодно и от всех имперских амбиций.

Середина XVIII века, железные полки Фридриха II топчут дороги Европы. «Солдат должен бояться палки капрала больше, чем неприятеля!» — любил говаривать этот просвещённый «полководец-философ». Лучшая армия тогдашней эпохи, надолго ставшая для многих эталоном. К сожалению, и для некоторых наших государственных деятелей.

Пруссаки бьют австрийцев, французов и шведов, однако наголову разбиты русскими под Гросс-Егерсдорфом и Куненсдорфом. Русские, вступая после разгрома войск Фридриха в Кенигсберг (сейчас Калининград), столицу Прусского королевства, принимают присягу от населения на верность русской короне и лишь смерть императрицы Елизаветы спасает Фридриха от окончательного поражения.

Наследник Елизаветы, русский царь Пётр III оказался большим почитателем таланта Фридриха, с которым он заключил Петербургский мирный договор. Получившая власть в результате дворцового переворота императрица Екатерина II не только подтвердила Петербургский мир, но и вывела все российские войска с оккупированных территорий Пруссии. На протяжении последующих десятилетий она поддерживала с Фридрихом дружественные отношения.

Наполеон – военный и государственный гений, вне зависимости от отношения к нему. Первая удачная, хотя и на короткое время, попытка создания общеевропейской империи и общеимперских вооружённых сил. Каждый третий солдат, пересекавший пограничный Неман в 1812 году, был не француз, а немец, итальянец, поляк.

Не будем пересказывать известную всем историю его поражения в России. Будучи на экскурсии в Кремле, обратите внимание на трофейные французские пушки, сложенные поленницей у его стен. Стоит помнить, что артиллерия во все времена была очень дорогим удовольствием, и бросать её на поле боя да и еще в таком количестве означало полный и окончательный разгром. Славу непобедимого полководца, великую армию и европейскую империю Наполеон похоронил на заснеженных просторах нашей Родины.

***

Перейдём в век XX, век самых кровавых противостояний в истории России.

Германия — страна, создавшая в конце XIX века одну из самых лучших армий в мировой истории. И в I и во II Мировых войнах XX века немецкая армия дралась в таком положении, в котором большинство армий просто бы капитулировали. Тем не менее, мы должны помнить, что война — это проверка всего государства в целом, и если немецкая армия оказалась в положении войны со всем миром и, естественно, это соревнование проиграла, то плохи те немецкие политики, поставившие государство и армию в такие условия.

В конце концов, если рассуждать непредвзято, то армия — это люди, собранные в одном месте с единственной целью: исправлять ошибки дипломатов.

За ошибки немецких политиков и дипломатов рассчитывались немецкие солдаты и офицеры на полях сражений, но в итоге проиграла вся Германия, представляя в наше время территориальный огрызок империи, основанной Бисмарком — единственным по-настоящему великим немецким политиком.

Наш историк В. Ключевский писал, что «история не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков».

Если же ты в чем-то значительно уступаешь противнику, будь то стратегические ресурсы или количество населения, значит, не стоит вообще вступать в схватку, нужно пытаться искать и находить другие пути решения проблем. Тот же, кто подобную истину не понимает, рано или поздно сходит с политической и остаётся только на исторических картах.

***

Россия вновь перед грозным выбором, вновь противоборствующая сторона ставит целью уничтожения государства русского народа.

Не углубляясь в короткую историю США, а она не блещет порядочностью и гуманизмом, сразу перейдём к моменту возрастания её мощи. Чтобы меня не обвинили в предвзятости, приведу мнение Василия Микрюкова, доктора педагогических наук, действительного члена Академии военных наук:

«США немало заработали и зарабатывают на войнах. В Первую мировую они превратились из должника в кредитора Европы и нажили на крови 35 миллиардов долларов. За шесть лет Второй мировой прибыли американских корпораций достигли 116,8 миллиарда. Не считаясь ни с чем, они усиленно рвутся к этой «прибыльной вещи» и теперь. По сути дела, Соединенные Штаты являются мародером, богатеющим на чужом горе». Вот с этого много объясняющего пассажа профессионального учёного мы и начнём.

Перед I Мировой войной, в 1913 году Америка имела отрицательный внешнеторговый баланс. Если к концу 1913 года за границей были размещены капиталы США на сумму 2,065 миллиардов тогдашних долларов, то сами Соединенные Штаты были должны 5 миллиардов долларов. Надо отметить, что это были доллары образца 1873 года, каждый из которых в то время был приравнен к 1,50463 граммам чистого золота (и долларовые зелёные бумажки янки меняли на реальное золото).

С 1 августа 1914 года по 1 января 1917 американцы предоставили воюющим странам займов на 1 миллиард 900 миллионов долларов.

Еще больше американцы разместили кредитов после того, как США вступили в войну. К концу войны их общий объем составил 10 миллиардов 85 миллионов долларов. Из них примерно 7 миллиардов пошли на закупку вооружений и военных материалов у себя любимых. Первый опыт вельми понравился американской правящей олигархической верхушке. В дальнейшем они уже не только продавали, но ещё и как в старом анекдоте ещё немножко и шил… грабили.

Вот классический пример обогащения Америки вторым способом во время II Мировой: 1 сентября 1939 года Гитлер напал на Польшу, а уже 16 сентября польское правительство и военное командование бежали в Румынию. Вместе с ними покинул страну и польский золотой запас. Вскоре польское золото через Румынию оказалось во Франции. Затем во Франции на короткий период оказалось и золото потерпевшей поражение Бельгии, в больших количествах ввозившееся до войны в Бельгию из Бельгийского Конго.

***

Наконец, настала очередь Франции. 14 июня 1940 года немцы вступили в Париж, а 19 числа порт Брест покинул только что построенный французский линкор «Ришелье». 23 июня того же года линкор благополучно прибыл к берегам Французского Сенегала.

В трюмах линкора находилось золото Польши, Бельгии, часть золота Нидерландов, а главное, золотой запас Французского Национального банка, составлявший на конец мая 1940 года 2 миллиарда 477 миллионов долларов – самый крупный в межвоенной Европе.

Не вдаваясь в перипетии франко-английских союзнических и не очень отношений, перемежающимися вплоть до артиллерийских дуэлей, скажу только, что уже 30 января 1943 года американцы увели повреждённый лепшими «английскими союзниками» линкор «Ришелье» в Нью-Йорк на ремонт — правда, вместе находящимся на его борту золотишком.

«Казалось бы, после войны его следовало вернуть в Париж. Но не тут-то было, американцы затягивали процесс, упирая на то, что-де французское золото формально не считалось государственным золотым запасом, так как доставили и разместили его в США частные лица, пусть и во исполнение воли руководства республики. В общем, запутанная финансовая история.
Не надеясь распутать её законными методами, президент Франции Шарль де Голль предпринял, наверное, самое нестандартное решение вопроса. В 1965 году он собрал все бумажные доллары, которые только смог, – полтора миллиарда наличными – и вывез их в США, предложив американскому президенту Линдону Джонсону обменять эту макулатуру по официальному курсу, 35 долларов за унцию золота.
И Джонсон, не ожидавший подобной наглости, вынужден был осуществить обмен. Но не всей денежной массы, а примерно её половины. Так или иначе, но уже в августе 1965 года золотой резерв Франции исчислялся 4400 тоннами благородного металла. И самое главное, Париж настоял на том, что принадлежащие ему золотые слитки не будут храниться в подвалах Федерального банка Нью-Йорка, а переедут на родину…».[отсюда]

Американцы учли опыт союзников, как получить свои кровные назад, и 15 августа 1971 года президент США Ричард Никсон отменил «золотой стандарт», тем самым окончательно обнулив какое- либо обеспечение доллара, да и всех мировых валют вообще. С того дня деньги превратились в бумажки и держатся только на вере потребителей в их платежеспособность.

***

Но не будем о грустном…

«Война и связанные с ней расходы стали для США способом кредитования самих себя. Благодаря росту внешнего долга США смогли создать тысячи рабочих мест, благодаря чему благосостояние американских граждан неизменно росло. Национальный доход с 1939 по 1945 год вырос с 73 млрд. долларов до 181 млрд. соответственно. А общие сбережения населения к концу войны оценивались в 129 млрд. долларов.
Крупные корпорации получали моментальную и ощутимую прибыль от войны, поскольку около 70% правительственных заказов пришлись на долю 100 крупнейших американских фирм. До войны на предприятиях крупнейших корпораций, составлявших 2% от всех фирм США, было занято 49% рабочих, то к концу войны на их предприятиях было 62% всех американских рабочих.
Прибыль крупнейших корпораций только в 1944 году составила за вычетом налогов 10 млрд. долларов (в 1939 году – 5 млрд.). В целом же за годы войны доходы этих компаний составили 54,6 млрд. долларов, то есть в среднем 8,7 млрд. долларов в год. Для сравнения в 1936-1939 годах ежегодная прибыль этих компаний составила 3,4 млрд. долларов». [отсюда]

Здесь США попытались повторить опыт взаимоотношений с Россией:

«…в 1914–1916 годах Российская империя вознамерилась закупить в Англии и Америке крупные партии оружия. Иностранные подрядчики выдвинули условие: 100-процентная предоплата золотом. Россия расплатилась сполна. И тут вдруг выяснилось, что у Великобритании нет возможности выполнить поставку оружия в срок: на складах имелось лишь около 10% заказа, ещё 20% оружейники обязались изготовить к концу 1916 года и отправить в Архангельск.
Но грянула Февральская революция, затем Октябрьская, и о полученной предоплате в Лондоне позабыли. А США, в свою очередь, не отправили в Россию вообще ничего: поставки должны были начаться только в феврале 1917 года, но из-за политической неразберихи в Петрограде они так и не начались. А деньги между тем были получены в полном объёме – порядка 200 млн. золотых рублей осели в Лондоне и ещё столько же – за океаном…Свои долги 100-летней давности мы вернули иностранцам сполна. Но вот нам не вернули долги ни США, ни Англия, ни Япония».[отсюда]

Это ещё раз показывает, что во все эпохи стремление России тем или иным способом договориться с коллективным Западом напоминают попытки заставить шпану драться по правилам дуэльного кодекса XVIII века.

«…на международной арене реальное значение имеет только сила. И вы либо обладаете ею, либо нет. В первом случае ваши оппоненты будут вынуждены с вами считаться, даже если вы им глубоко неприятны. Во втором – от вас в лучшем случае отмахнутся, как от мухи. В худшем – объявят изгоем и начнут душить всеми способами. Бывший посол США в РФ (2005—2008 годах) У. Бёрнс: «Путин изначально неправильно истолковал интересы Америки и ее политику. У администрации Буша не было желания и причин давать что-то России в обмен на партнерство против «Аль-Каиды». Буш не был склонен идти на уступки слабой державе»… «Америка предполагала, что Москва в конечном счете свыкнется с позицией младшего партнера и примет расширение НАТО вплоть до украинских границ».

И если перевести эти слова с дипломатического на нормальный, то видение будущей России в Вашингтоне простое – сырьевой придаток, зависимый, беспомощный, полностью подчиненный США».[отсюда]

Здесь как никогда ярко проявился девиз исторических и политических предков американцев, подмеченный английским социологом Гарольдом Джозефом Ласки: Если правила игры не позволяют выигрывать, английские джентльмены меняют правила.

Россия вышла из кризиса 90-х вопреки действиям её политических противников, вновь становясь великой державой, поэтому закончу статью словами В. Путина:

«Россия сегодня никого не считает своим врагом, но Мы никому не советуем считать своим врагом нас».

Для нас, русских очень важен определяющий наше историческое будущее вопрос: а зачем нам такой мир, если там не будет России?

[1] апология, апологии, жен. (греч. apologia) (книж.). Защита, устная или письменная, оправдание, восхваление какого-нибудь лица, учения, идеи и т.п.

https://c-eho.info/rossiya-i-eyo-segodnyashnij-istoricheskij-konkurent/

promo kr_eho октябрь 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.