Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Накормить в себе человека

 Марина МАТВЕЕВА

В жизни каждого из нас – интеллигентных, гуманитарно образованных, проникнутых культурой людей – постоянно происходят встречи с известными творческими личностями прошлого: поэтами, писателями, художниками, музыкантами… Здесь и далее слово «встреча» будет жить без кавычек, ибо явление это – не абстракция или метафора, не какая-то мистика, а самая что ни на есть реальность. Нет, нам не являются их духи или видения, они не разговаривают с нами во сне, но встречаемся мы с ними постоянно.  


Их творчество, факты биографии, судьбы настолько ярко и сильно откладываются в сердце, что становятся частью нашей жизни, внутреннего мира, часто влияют на нас сильнее, чем те люди, которые вправе считать себя нашими наставниками: родители, учителя, друзья, коллеги, даже те, кто творит сейчас вместе с нами, в одно время – по-своему суровое, но по-своему и светлое, легкое – это как посмотреть и с чем сравнить.

А сравнивать есть с чем: нередко нашим литературным и другим творческим кумирам приходилось жить в такие времена и преодолевать такие трудности и жестокости своего века, которые – нередко и поневоле – выковывали характеры и личностей, у которых нам стоит поучиться не только владению поэтическим слогом.

Чему же могут научить – кроме собственно слова – современного поэта и интеллигента поэты прошлых эпох? А самому главному: умению оставаться собой несмотря ни на что, умению защитить в себе творца, который во все времена подвергался и подвергается ныне непониманию и нападкам носителей обыденного сознания (серой массы) или манипуляциям людей умных, но вовсе не в творческой сфере, желающих использовать дар и силу творящей личности в каких угодно (социальных, политических, меркантильных и др.) целях, где культура, искусство, красота и человеколюбие – на самом последнем месте, нередко и вообще лишь «для красивого слова».

Поэтому, чтобы нам быть сильнее, верить в себя, не скатываться до конформизма и угодничества перед реальностью, «не прогибаться под изменчивый мир», – давайте встречаться с творцами! Самыми талантливыми, самыми сильными, волевыми, яркими, несгибаемыми – в осознании своей отмеченности Творцом самым главным, Который не раздает своих талантов тем, кто легко и спокойно зароет их в землю.

В этом году культурной общественностью широко отмечается 120-летие со дня рождения одного из самых ярких, нестандартно мыслящих и обладающих широчайшим – эпическим – сознанием поэтов Серебряного века – Марины Цветаевой. Встречи с ее творчеством происходят сейчас повсеместно. Люди читают ее стихи, вспоминают вехи судьбы, особенности характера, душевной организации и духовного мира, учатся на ее стихах, прозе, критике, воспоминаниях, дневниках – и бытию поэтом, и бытию человеком.

Выступает Светлана Кучеренко

title
Одна из таких встреч прошла 21 ноября в Доме творчества им. А.И. Домбровского – при Союзе русских, украинских и белорусских писателей Крыма. Организована она была председателем Союза Галиной Домбровской и известным крымским деятелем культуры Любовью Герасимовой. Именно она и вела встречу в уютном зале, где горели свечи и со всех сторон на нас смотрели портреты великой Марины – с виду обычной женщины, в чьей не слишком примечательной внешности все же никогда не мог «спрятаться» человек необыкновенной силы: и мысли, и воли, и чувств, и мудрости, и таланта.

Даже на самых юных портретах взгляд ее поражает недетской глубиной, какой-то отмеченностью изнутри – или свыше? Нет, именно изнутри – ведь Бог у нас в сердце. Именно сердце – даже не мозг, не разум – помечает Он своим стигматом, который горит в нас на протяжении всей нашей жизни, проявляясь вовне тем или иным словом, поступком, творением… Говорю «в нас» – ибо это есть в каждом. Утверждаю и то, что есть особые люди – те, в которых Божественный ожог сильнее, и намного. Понимать бы это всем остальным… а не только потомкам, разглядывающим портреты.

Почетной гостьей встречи стала известная крымская актриса Русского театра им. А.М. Горького, народная артистка Украины Светлана Кучеренко, известная также в Крыму как талантливейший чтец поэзии, способный проникнуть своим завораживающим голосом в любое сердце. Возникший было между нею и поэтом Сергеем Савиновым спор о том, способен ли актер и чтец, который сам – не поэт, – правильно прочесть поэта, да еще и такого, как Марина Цветаева, разрешился в пользу Светланы.

И не только тем, что она подтвердила свое право на чтение самим чтением – действительно способным вызвать потрясение восприимчивого сознания. Но и ее воспоминаниями и рассказами о собственных духовных встречах с Цветаевой и другими поэтами Серебряного века, о том, как они прошли сквозь ее душу, как развивали ее, расширяли и расцвечивали.

Воспоминания о посещении дома Волошина в Коктебеле, московского дома в Борисоглебском переулке, где когда-то жила сама Марина с семьей и который называла своим «чердачным дворцом», о личном общении с Анастасией Цветаевой и желании докопаться у нее до правды о трагической судьбе сестры, на что получила строгий ответ: «Жизнь – не для того, чтобы ее выдумывать и украшать. Правда известна»; а также о знакомстве с Н.И. Катаевой-Лыткиной – хранительницей дома, а впоследствии – Дома-музея Цветаевой, – все это наводит на мысль о том, что и актеры бывают разные.

Любовь Герасимова и писатель владимир Терехов
title
Это лишь в обыденном представлении актриса – поверхностная женщина, способная лишь «изобразить», пусть даже все, что угодно. Настоящий актер проживает каждую свою роль. И не всегда роль «обязывает» познать себя, изучить все, что связано с нею. Нередко наоборот, сама жизнь актера как человека, личности, значимые ее моменты – подводят к той роли, которую хочет взять на себя его душа.

Едва ли кто-то выбирал за Светлану Кучеренко эту роль – «передатчика» мысли и чувства великой женщины и поэта через столетие – исполнением ее стихов. Она пришла к этому сама. И, как настоящий чтец, проживает каждую воплощаемую голосом и всем своим существом строку. Это еще поэтам стоит поучиться у актеров такому живому слову.

Впрочем, есть стихи, которым не нужен ни чтец, ни актер – само слово значимо настолько, что все остальное становится лишним. Мы все читаем Цветаеву с надрывом, с «задыханием», со взлетами и падениями, сродни маниакально-депресивным – а может, ей самой хотелось иногда… тишины? Чтобы не только услышали крик – но и поняли, о чем он? Прочитаем Марину тихо… Хотя бы наедине с собой.


А между тем встреча продолжалась, и на ней выступали уже поэты и барды. Леонид Ярмушевич, Артур Мукомилов, Галина Скворцова, Ирина Рикеева, Сергей Савинов, Владимир Грачев… Все они рассказали о том, как в их сердце и на их жизни отразились поэзия и образ великого поэта, ее душевное пламя, ее трагическая судьба. Чему она их научила, что заставила понять и изменить в себе.

Прочли любимые произведения Марины Цветаевой, свои посвящения ей, исполнили песни на ее стихи. И на протяжении всей встречи не утихали споры о ней: о «составе ее души» – если таким почти медицинским термином можно охарактеризовать то, что являет собой истинная Личность.

А что есть Личность? – в самом простом понимании, это человек, имеющий собственное мнение. Никем не навязанное, не вдолбленное в голову «кнутом» или не вложенное в нее посредством «сладкого пряника». Увы, если верить современным социологам (ох, уж эта статистика и нынешнее увлечение ею!), то лишь 30% населения Земли это самое собственное мнение имеет. Остальным, получается, – только дай чье-нибудь чужое!

Ухватятся за все, лишь бы оно было хорошо разрекламировано: от сыра «Хохланд» до обретения Царствия Небесного (или Светлого Будущего) посредством смирения до степени обезличивания – и требования того же от других. В Средние века от этого пострадало немало мыслящих и творческих личностей – продолжается «охота на ведьм» и сейчас. И хоть у каждой религии или идеологии она своя, но сводится, как правило, к одному: к вычищению из общества всего яркого и нестандартного, что может быть опасным для управления человеческим стадом.

Поёт Галина Скворцова

title
Именно примером такой борьбы против обезличивания – со стороны сначала утонченно-вычурных (а по сути мещанских) идеалов декаданса, а потом – идеологии новой страны Советов – и была жизнь и творческая судьба Марины Цветаевой. Разве не стоит поучитсья выдержке и неизменности убеждений у человека, у которого был единственный выбор: между «тонкой» эмигрантской литературной средой, где ее называли Царь-Дурой и «вульгарной» за то, что жила чувствами и в своих стихах раскрывала их настолько предельно, что позавидовал бы и профи входившего тогда в моду психоанализа, – и другой средой, коммунистической, где в ней откровенно видели врага, которого нужно если не уничтожить сразу, то медленно довести до добровольного «отказа быть».

И что выбирать? Был ли тогда какой-то третий выход? Проанализировав историческую ситуацию, все биографы Цветаевой понимают, что не было. О своем «сиротстве», одиночестве, никому не нужности своего дара ею было оставлено множество пронзительных, болезненных строк в дневниковых записях. Их невозможно читать без дрожи… И читают, и даже цитируют – мол, «нет, мы не такие!» – в том числе и лицемеры, всяческие разные «культурные деятели» современности, сделавшие себе из искусства возможность карьерного самоутверждения, а потому, дабы его не лишиться, зорко отслеживающие все яркое и неоднозначное – чтобы успеть использовать, а если не получится, «придушить» или «медленно выжить из среды».

Нередко выживают. У этой фразы, как видно, два смысла, и абсолютно противоположных. Самых талантливых, настоящих поэтов нередко выживают из литературного процесса слишком активные посредственности, но, уйдя из их круга, поэты – выживают. Это, пожалуй, единственная возможность для них выжить – сохранить свою душу, а то и ее развить. Не одиночество ли главный стимул к развитию глубокой души и сильного духа? Не «сиротство» ли сделало из юной восторженной девочки Марины великого поэта Цветаеву?

В итоге: все на пользу. Не следует поэту бояться интриг и желчи завистников, не стоят страданий те, кто тебя отверг и оставил в четырех стенах собственной квартиры. Они, эти люди, сами того не подозревая, делают тебя самодостаточным, еще более сильным, мудрым. Одиночество заострит твой ум, откроет перед тобой такие глубины знания и понимания, каких не ведать ни одному экстраверту, катающемуся на волнах легкого успеха, ни одному «королю поэтов». И главное – как это через всю жизнь, несмотря ни на какие обстоятельства, пронесла в себе Марина Цветаева – ты будешь оставаться при собственном мнении. Именно при том, которое единственное только и может быть истинно собственным: мнении о себе.

Если она считала себя с очень раннего возраста избранной, той, кому «завидуют и боги», то даже голодая и стирая белье собственными руками, достойными держать скипетр, она оставалась избранной, царственной, неземной. Пусть этого не видели другие – главное для человека: его внутренный взгляд на себя – из сердца. Тогда и поступки, и поведение, и речь, и мысли – все будет отражать эту уверенность, эту избранность.

Я и сейчас замечаю это в интеллигентных культурных женщинах, хоть и ставших волею судьбы нищими матерями-одиночками, а то и инвалидами, которые питаются хлебом с кефиром, – но они носят свои секонд-хендовские кофточки и пластмассовые бусы так, что позавидуют и носительницы бриллиантов. А на свободную копейку покупают книги.

Человека видно всегда. А если этот человек – гений… Хороша эта царственность или плоха – это дело не людского суда. По воспоминаниям современников, обычных людей, Марина Ивановна нередко вела себя надменно, даже с презрением, неприкрыто ставила себя выше других; ее собственные дети обвиняли ее в эгоизме и нежелании жить интересами семьи. Но, как сказал один из выступавших на встрече – молодой поэт и философ Артур Мукомилов: «В глазах Вселенной эгоистический творец ценнее, чем альтруистическая посредственность».

Вопрос спорный. Нам известны люди, прославившиеся своим альтруизмом, соразмерным святости – они бездарностями не были. А вот, к примеру, женщина, наделенная высоким даром, но добровольно решившая пожертвовать им ради любви или семьи, а то и материальной обеспеченности: например, убить в себе поэта или художника, оставить сцену как актриса или певица – уважения почему-то не вызывает.

Даже у того самого мужа, ради которого… А что скажете, например, о великом путешественнике, осевшем у юбки даже самой обожаемой жены и положившем все силы на то, «чтобы ей хорошо жилось»? Но ведь нельзя совсем без близких людей… А как насчет того, что силы человеческие ограничены, и он вынужден выбирать: либо идти путем своего дара и защищать его от посягательств, требований, «предъяв» родных и близких, от растраты сил и энергии на суетное, бытовое, преходящее, дешевое и бессмысленное, либо… поддаться всему этому, стать «альтуристом», «хорошим человеком», «белым и пушистым», любимым и удобным – но потерять себя полностью. Отвергнуть в себе Бога. Часто приходится слышать: «Вот если бы не жена (муж) и эти спиногрызы, я бы…»

Ты? Где здесь ты?

Воистину, человек не всемогущ и многорук, и умение рассчитать свои силы и сделать правильный выбор – один из признаков ума и мудрости, особенно в наше слишком «быстрое» и насыщенное время. Не самое подходящее для творческих натур, «поющих только в огне».

Холодный, расчетливый «креатив» – в основном, ради развлечения публики или делания ее жизни ещё комфортнее и интереснее (чтобы в итоге вообще стало «нечем удивить») – вот во что сейчас превратилось понимание творчества. Его определение. Да и оно само. Таких креативщиков – в том числе и поэтов – ныне даже «полюбляют» (выразительное словечко, не правда ли? – примерно как котлеты и пиво на ужин), поэтому именно таким современный писатель и стремится стать – «вкусным».

Какой уж тут эгоизм? – разве что самый прямой, животный, который и термина-то такого аристократичного не заслуживает себе в определение. Кормить зверя в себе умеет и «полюбляет» каждый. А накормить в себе человека? Нет, больше: подать хоть кроху голодающему в нас Богу!

Признать себя эгоистом в желании быть духовным – без чужих идей и идеалов, но лишь от сердца своего, высококультурным – без кичительства этим (по-нынешнему – «выпендрёжа»), возвышенным – без «оторванности от жизни», утонченным – без манерности, эстетически развитым – без «эстетства», благородным – без принижения ближнего, сильным – без подавления слабых, умным – без использования знаний в корыстных целях, нестандартно мыслящим – без «креативщины», знающим себе цену – без «умения себя продать». Одним словом, аристократом духа. Такого эгоизма человеку нашего времени страшно даже захотеть. Не говоря уже о том, чтобы нести его на себе, как крест, через всю жизнь, отдавая все свои силы на его защиту, бережение и развитие.

Кто смелый? Кто сумеет – не словом, и даже не действием – желанием своей души, движением воли своей, своим живым примером – запечатлеть и прославить в будущем такие таланты, характеры и судьбы, как Марина Цветаева и другие, жившие рядом с ней, во всей их боли и силе? Даст ли такие характеры наше время? Может быть, эти люди уже среди нас.

Может быть, это… мы?



http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=9070

Subscribe

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments