Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

«Боевой аппарат борьбы с контрреволюцией»

ИЗ ИСТОРИИ КРЫМСКИХ ОРГАНОВ ГПУ
 Андрей ИШИН
 История органов ГПУ – правопреемника ВЧК представляет немалый интерес с точки зрения осмысления эволюции организации и деятельности «карательных органов диктатуры пролетариата» в 1920-е годы.
 28 декабря 1921 года IX Всероссийский съезд Советов вынес резолюцию о сужении круга деятельности Всероссийской чрезвычайной комиссии. В ней, в частности, отмечалось: «Съезд считает, что ныне укрепление Советской власти вовне и внутри позволяет сузить круг деятельности Всероссийской Чрезвычайной комиссии и ее органов, возложив борьбу с нарушением законов советских республик на судебные органы» [1].

6 февраля 1922 года увидел свет «Декрет ВЦИК об упразднении ВЧК и о правилах производства обысков, выемок и арестов». Данным декретом предписывалось упразднение ВЧК и ее местных органов, возложение на Народный комиссариат внутренних дел следующих задач: «а) подавление открытых контрреволюционных выступлений, в том числе бандитизма; б) принятие мер охраны и борьбы со шпионажем; в) охрана железнодорожного и водного путей сообщения; г) политическая охрана границ РСФСР; д) борьба с контрабандой и переходом границ республики без соответствующих разрешений; е) выполнение специальных поручений Президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета или Совета Народных Комиссаров по охране революционного порядка» [2].

 Реализация этих задач возлагалась на Государственное политическое управление, которое согласно вышеуказанному декрету должно было быть образовано при Народном комиссариате внутренних дел РСФСР [3]. В организации органов ГПУ проявилась общая тенденция к некоторому ограничению компетенции репрессивных органов. Так, все общеуголовные дела должны были передаваться в ревтрибуналы и народные суды по принадлежности. Деятельность ГПУ сосредотачивалась на раскрытии политических и антигосударственных преступлений. Внесудебные репрессии отменялись. Были установлены процессуальные сроки проведения дознания и следствия органами ГПУ, условия проведения арестов и обысков. За ГПУ сохранялось право иметь особые части войск [4].

 В начале 1922 года Крымская ЧК была реорганизована в Крымское политическое управление (КПУ) при Центральном Исполнительном Комитете (ЦИК) Крымской АССР [5].

 В отношении соблюдения законодательства в деятельности КПУ сохранялись те же тенденции, что и в деятельности ЧК, т. е. отдавалось предпочтение директивным предписаниям руководства этих органов, а не законам. Это хорошо видно на примере «дела» С.Н. Булгакова, когда выдающийся русский философ был выслан «без права возвращения» с территории РСФСР «во исполнение» телеграммы ГПУ без каких-либо законных оснований [6]. Вполне закономерным потому представляется нам и то обстоятельство, что, судя по архивным источникам, органы КПУ вновь обрели право во внесудебном порядке выносить смертные приговоры, для чего при ГПУ Крыма была сформирована тройка [7].

 Рассмотрению во внесудебном порядке подлежали дела о контрреволюционных организациях, о фальшивомонетчиках и … самих сотрудниках ГПУ [8]. Как и ранее органы ЧК, Крымское политическое управление имело специальные места заключения [9]. Помимо этого, при ГПУ Крыма действовало Особое совещание по административным высылкам. Его деятельность характеризует «Доклад о деятельности прокуратуры, наблюдающей за органами ГПУ и МЗ (местами заключения – А.И.) за время с 1-го июля по 1-е октября 1924 года». За этот период Особым совещанием были вынесены постановления о высылке в административном порядке 596 человек. Из них в северные губернии на 1 год было сослано 2 человека, на 2 года – 70 человек, на 3 – 265 и без указания срока 12 человек. В концлагерь на 1 год было сослано 2 человека, на 2 года – 26 человек, на 3 года – 133 и без указания срока 33 человека. В Соловки на 3 года отправили 16 человек, за границу бессрочно выслали 19. Высылке «из пределов Крыма, с запрещением проживать в 6 пунктах» подверглись 18 человек. При этом Прокуратурой Крыма отмечено, что при высылках наблюдались нарушения декрета СНК от 17 октября 1921 года «О конфискациях и реквизициях» [10]. В упомянутом докладе отмечалось также «слабое знание уполномоченными ГПУ Уголовно-процессуального кодекса и недостаточная продуманность и внимательность при квалификации преступлений» [11]. Подобные факты оправдывались государственными, классовыми интересами: «Законы, изданные Советской властью… применялись нами в полной зависимости от того, насколько позволяла это обстановка борьбы» [12].

 К серьезным внутриорганизационным недостаткам КПУ следует отнести большое развитие бюрократического подхода к решению стоящих перед организацией задач. Так, в ходе областного совещания коммунистов Госполитуправления Крыма от 20 сентября 1922 года было отмечено, что «… бюрократизм, чиновничество развилось до такой степени, что не говорить – нельзя. Бюрократически-начальническое отношение делает из сотрудников рабов, работающих за страх, а не за совесть» [13].

 Следует отметить, что сложная экономическая ситуация в Крыму тяжелым образом отразилась на положении весьма значительного количества сотрудников ГПУ. Так, протокол Областного совещания коммунистов Госполитуправления Крыма от 20 сентября 1922 года свидетельствует, что «наблюдаются голодные смерти сотрудников и их семейств» [14]. Вместе с тем имеются примеры, когда сотрудники даже производили отчисления в помощь голодающим.

 В заключении подчеркнем, что именно на органы ВЧК-ГПУ делалась главная ставка в борьбе с антибольшевистскими выступлениями в Крыму и Советской России в целом, они полностью соответствовали определению Центрального Комитета РКП(б) как «боевого аппарата борьбы с контрреволюцией на внутреннем фронте» [15].



 Источники и литература:


 1. Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии. 1917-1921 гг. – С.470.
 2. Там же. – С.411.
 3. Там же. – С.471.
 4. Исаев И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. - М.: Юрист, 1994. – С.345.
 5. Архив Главного Управления СБУ в Крыму, ф.1, оп.1, годовой отчет Крымской ЧК за 1921 год. Стлб.7.
 6. Филимонов С.Б. Тайны судебно-следственных дел / С.Б. Филимонов. – Симферополь: Таврия-Плюс, 2000. – 128 с.
 7. Государственный архив в Автономной Республике Крым (ГААРК), ф. Р-1108, оп.1, д.8 – Сводки об экономическом и политическом состоянии Крыма. Материалы следственных и судебных дел.., л.27.
 8. ГААРК, ф. Р-1108, оп.1, д.9 – Переписка с ГПУ, прокуратурой, народными судами, партийными организациями по судебным делам.., л.64, 128.
 9. ГААРК, ф. Р-702, оп.1, д.8 – Информационные сводки и отчеты о деятельности управления и отделов Народного комиссариата внутренних дел и мест заключения, л.16.
 10. ГААРК, ф. Р-702, оп.1, д.16 – Отчеты помощника прокурора Крымской ССР по наблюдению за органами Государственного политического управления, л.13-13об.
 11. Там же, л.13.
 12. Годовой отчет Крымской ЧК за 1921 год. Стлб.75.
 13. ГААРК, ф.1, оп.1, д.135 – Переписка с Крымской чрезвычайной комиссией и революционным трибуналом (оперативно-разведывательные сводки КрымЧК, протокол областного совещания коммунистов Госполитуправления Крыма), л.53об.
 14. Там же, л.52-52об.
 15. Софинов П.Г. Очерки истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии (1917-1922 гг.) / П.Г. Софинов. - М.: Из-во политической литературы, 1960. – С.222.

http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8235

Subscribe

promo kr_eho october 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments