Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Categories:

«Мы не злы — мы слабы»

Наталья ГАВРИЛЕВА

«Стихи возникают из ниоткуда, на фоне полного безмыслия. Я могу бегать кросс или ходить в горах. Когда ты можешь заняться гигиеной собственной души, это очень важно, потому что остаться наедине с собой многие люди не хотят, это тягостное переживание: каким я себя увижу, когда останусь наедине с самим собой? Какие мысли во мне появятся? Эти мысли могут меня… Они всегда необычны. Этот внутренний диалог, что с ним делать? Его нужно продлевать или прекращать? Следствием этого внутреннего диалога является какой-то конфликт, какая-то драматургия. А вот результатом этого переживания является то, что можно написать, это короткий вердикт, это резюме».
Книга, которую Похвалин писал всю жизнь

title
Дойдя до этого места, я выключила диктофон: бессмысленно переводить в буквы то, что я записала на эту механическую игрушку, поскольку вряд ли кто это прочтет до конца. А если и будет скользить взглядом по экрану, не успеет вдуматься в то, что он читает. Знаете, как бывает: приходишь к человеку на интервью, и если в конце сороковой минуты разговора он выдаст нечто осмысленное, а не только прочитанное в инструкциях и партийных резолюциях, радуешься, как ребенок: вот, умница какой, а это не все знали!

Но есть люди, каждую фразу которых можно записывать и издавать книгами — был бы рядом кто-то, кто не ленился бы поднимать уроненные максимы…

Этот человек «пишет истории». Истории болезни. Жизнь — смерть, между двумя понятиями — тире. Ровная линия. Он не любит ровные линии, особенно ровные линии горизонта. Он их ломает. Отодвигает, поднимаясь на самые высокие вершины мира. Когда он поднимается, он делает это в компании таких же необычных людей. Я не знаю, пишут ли его компаньоны стихи, но, как оказалось, Игорь Похвалин пишет. И какие!..

Игорь Похвалин
title
Кому-то что-то объяснять —
Непродуктивно и бесплодно.
Однако хочется понять,
В какую синюю тетрадь
Я напишу:
«Душа свободна!»


Как вам? Случайно открытая страница… Он и сам потом, в конце, читал их так, вразброс, повинуясь воле книги.

«Сказать — не сделать,
А узнать — не жить.
Какая смелость
Нам нужна, чтоб помнить:
Чем можем напоследок дорожить
И что восполнить?

Где можем спать
И знать, что не убьют.
Где можем есть
И знать, что не отравят…
Каким богам затейливый уют
И ноги чьи посмертно переставят?

Где пьют вино и знают:
Можно пить.
Где хлеб, как жизнь, а жизнь —
Неважно, право…
Я не успел всех рядом полюбить
И умер раньше, чем подействует отрава».


Друзья собрались в музее Сельвинского

title
Хирург-онколог, он уж точно знает, где грань между жизнью и смертью. Он путешественник — и поэт. Писал долго, много, в стол, на рецептах, на обертках от печенья. Иногда «занимался гоголевщиной» — сжигал написанное. Не стихи — буквы, сложенные им в слова, называет текстами. Можно сказать — кокетничает, но для него больше подходит именно слово «текст»: это нечто солидное, сотворенное не мальчиком, но мужем. И, не побоюсь этого слова, — выстраданное.

Главное, и Игорь Похвалин, и его текст не претендуют на нечто, что называется, из ряда вон. «Я считал своим долгом перед самим собой — не выпендриться, не сказать, что я хочу сделать что-то, что не делали другие, не стать в один ряд с классиками, мне это не нужно, у меня и так всего достаточно, но мне показалось, что это будет нечестно лично по отношению к самому себе». Писал, потому что писалось — так можно это назвать. Не для благодарных читателей, не для потомков, а потому что шло, лезло, выливалось из души.

Из души, охваченной «гигиеной», омытой горем и торжеством победы над собой. Как иначе можно вытерпеть то, что предназначено тебе здесь, на этой земле? Осознать себя, свое место, почувствовать себя частью мироздания... Не так, как раньше говорили — «мы»: «Меня всегда это слово коробило, потому что я не понимал, когда говорили: «Мы ввели войска в Афганистан». Я не вводил войска в Афганистан, поэтому моего «я» там нет». А совсем иначе: «Если предположить, что мы не случайные, у нас есть предыстория, история реинкарнаций — это все одна из моделей мира, каждый ее описывает по-своему. Мы что-то продолжаем, мы являемся какой-то частью в этом мире».

title
Игорь Похвалин говорит, что никогда не думал, что появится эта книга. Но подвернулась возможность (а эта возможность зовется Николаем Бойко, давним другом, с которым создавали первую похвалинскую книгу «Семь вершин»), и книга — вот она, черно-белая, контрастная, как сама жизнь и смерть, как небо и земля. Но и полная полутонов, как черно-белая фотография. Вот как Николай Бойко пишет о своем друге: «Игорь — философ, причем философ незаурядный, со своим пониманием мироздания. По его глубокому убеждению, жизнь развивается и течет по своим таинственным правилам, но он, мой друг, эти правила понимает и принимает. Это проявляется и в его стихах…»

…Не устаю удивляться его эрудиции. Он рассуждает о древних персах, как о коллеге по работе, привычки которого изучил за многие годы. Миг — и вот он уже в Африке, уточняет, что язык суахили по количеству гласных и согласных чрезвычайно похож на русский, поэтому, если учитывать интонационные запятые, то запросто можно понять, о чем речь. Вот он говорит как гражданин, с болью следящий за тем, что с нами делают политики. А вот убежденно произносит слова о том, что Шекспир в своих «текстах» безупречно музыкален…

Андрей Мальгин

title
Какая сучья грация
В любовных интонациях?
Какие взгляды, боже,
В моей влюбленной роже?
Сибирские метели
Расстеленной постели,
Портвейные приливы,
Шампанского заливы,
Материки сомнения,
Вершины самомнения,
Раздетые желания
И прочие страдания.
Как всё порою глупо,
Не мило, не противно
И даже не приятно,
А ПРОСТО ДЕСТРУКТИВНО.


Это не иллюстрация к предыдущему, это просто книга решила мне показать этот «текст».

Стихотворные строчки к нему приходят ниоткуда. Вот, лезет он в нагрудный карман, достает какой-то листок. Два «текста» сегодня к нему «пришли». Вот самый короткий, он сам удивляется, откуда это:

Так невзначай, но ненадолго
Нас отрезвляет суета
супружеского долга.


«Вот так — почему «нас отрезвляет»? Не знаю. Пришло».

Страницы книги
title
Послушаем дальше: «О поэзии. Я всю свою жизнь представляю себе мир по музыкальной гамме. Для меня, поскольку я хорошо понимаю и чувствую ноты, их всего семь, а букв значительно больше, поэтому слова обладают гораздо большей музыкальностью, чем музыка. Разобраться в самом себе, используя магию слова, это очень важно. Для меня это близко… На чужом поле я не играю — я делаю то, что мне нравится. А раз мне нравится, это уже хорошо».

Он запросто выдает «тайну»: в мире творчества нет конкуренции, там всем хватит места — главное, чтобы творец не заимствовал чужие идеи, не компилировал…

«…Я просто собрал, что было, я их [тексты] особенно не правил, потому что сам процесс появления текста остается для меня совершенно загадкой. Я не знаю, почему это происходит. Вероятно, это гармония, музыка, потому что слова обладают изначально чрезвычайной музыкальностью».

Смерть не страшна,
Когда весна и птицы.
Ужасна жизнь,
Когда зима и ночь».


Скажите лучше!

Листаю его «Вольный перевод с фарси». Почему всплыло именно фарси? У Похвалина нет ничего случайного. Так называется один из его «текстов»:

title
Сумасшедшим пора заявить о себе.
Их дела не видны, но вкушают везде,
И довольны беспечные люди!

Тянет к омуту муху. Спихнули щелчком
Ту, что сыта была августейшим дерьмом.
Слава Богу, хватает дерьма!

Мчится к свету крылатая сволочь в ночи.
Жгут и палят ее, призывая: «Молчи!».
Наплодили везде молчунов!

Убиенные есть. Просто так, без вины.
И мечтатели есть у кирпичной стены.
Каждый делает дело своё!

Как прожить всем, не роющим норы в земле?
Продавать ли себя за гроши Сатане,
Или молча в окошко смотреть?.. <…>

Но довольно хулы.
Мы не злы — мы слабы.
Умирая, пугаем живущих.

Кто угоден богам, тот молчать не привык.
Как на душу бальзам — иностранный язык.
Только песня была на родном.


Книга сама подсказывала, что нужно прочесть

title
«Это перевод себя самого на себя самого. Это очень личное. Когда это писалось, и в мыслях не было, что буду сидеть перед аудиторией уважаемых мною людей и говорить об этом. Если бы это предполагалось, было бы нечестно. Система ценностей выстраивалась бы иначе. Поскольку это самоценно для меня, мне все равно, хотя не все равно — человек в социуме стремится к самореализации, это дань традиции. Но это не первопричина, то есть это средство, а не цель».

Деньги — не цель, деньги — средство. Кто думает иначе — не его человек…

Когда книга появилась, нашелся и человек, который настоял на ее, как сейчас говорят, презентации — без этого она как дитя без записи в ЗАГСе. Вроде бы и есть, но про нее мало кто знает. Андрею Мальгину — особое спасибо, без него Похвалин, может, и не собрался бы с духом выйти к людям. Мальгин говорит о нем так: «Путешественник, врач, философ, он стоял на вершине мира. Из отрезанной им человеческой плоти можно было бы создать небольшой народец. Недоброжелатели утверждают, что он тайный суфийский шейх, друзья же подозревают в нем криптобуддиста». Конечно, это в шутку, в которой только доля шутки.

Мой рассказ о презентации растянулся просто до неприличных размеров. Но Игорь Похвалин того стоит. Закончу мой рассказ его словами, в которых, по его высказыванию, «всегда отражалось самое сокровенное, то, что делало жизнь оправданной, а не подверженной случаю». И опять — книга показала именно этот текст, я его не отбирала:

Мы все получим по заслугам,
Кто кандалы, кто ордена,
Надежды, преданные другом.
И осуждения слова.

В безликой и безмерной шири
Раскинет крыльями душа.
Её, свободную отныне,
Ничто не тронет. Не спеша
Она минёт кольцо Плутона
Среди космической пыли,
Где счастья нет — там нет закона,
Где правды нет — там нет любви.



Фото автора





См. также:

Игорь Похвалин: Используйте нервы на полную катушку!
Парня в горы тяни...
Игорь Похвалин: "В горах понимаешь, что мир устроен иначе"
«Горы – одно из тех мест, где можно встретить счастье»
КАКИМ СТАНОВИТСЯ ЧЕЛОВЕК, ПОКОРИВШИЙ СЕМЬ ВЕРШИН



http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=10160
Subscribe

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments