Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Самые обиженные

ДУМАЕМ НАД ЗАКОНОПРОЕКТОМ О ДЕПОРТИРОВАННЫХ
 Тамара КУЛЫБЫШЕВА
 Не скажу, чтобы среди моих знакомых было уж так много крымских татар, однако хватает. С некоторыми знакома, страшно подумать, лет двадцать с лишком, с момента их приезда в Крым, с другими совсем недавно. За эти годы многие из них совершили чудеса превращения. Не имея работы по специальности – обычно это случается с теми, кто при переезде забился в глухой сельский кут, из по-восточному щедро одариваемых педагогов и мелкокалиберных баев они превратились в тяжко работающих фермеров. Другие, напротив, вытянули себя наверх, став из колесивших по степным дорогам Средней Азии водителей бизнесменами средней руки. А кому-то посчастливилось сохранить себя в профессии, оставшись уважаемым врачом, грамотным инженером или успешно поднимающимся по карьерной лестнице чиновником.

Знакомство с некоторыми шапочное, на уровне «здрасьте» и «как дела?», с другими приходится пересекаться по работе, с третьими просто приятно общаться. Среди них есть широко образованные люди, окончившие престижные московские вузы, коллекционирующие редкие книги по истории своего народа, прекрасные знатоки литературы и сами пишущие стихи. Есть просто по-человечески приятные, могущие чисто по-женски пожаловаться на вопреки мусульманским законам пьющего мужа или женившегося на русской девушке сына. Среди них встречаются те, кто перестал считать родным собственного сына за женитьбу на русской, и общение с которым в семье под строжайшим запретом. Есть и такие, кто не пожалел судьбы своего ребенка и, считая себя исполнителем воли Аллаха, разбил его отношение с «чужаком». И тут же по соседству семья, где отец и мать рады-радешеньки браку дочери с обеспеченным русским мужчиной.

 Те, кто жил в местах компактного проживания в Средней Азии, заметно отличаются от выросших и учившихся в других регионах или помотавшихся по стране за отцом или мужем военнослужащим – они больше европейцы по воспитанию и взглядам, менее зациклены на национальном вопросе. Однако среди тех, кто не выезжал дольше, чем на месяц из Средней Азии, за годы жизни в Крыму не изжиты мелкие местнические разборки, вроде того, что бухарские не ладят с самаркандскими, а узбекские считают себя выше казахстанских. В общем, крымские татары разные-разнообразные, как все другие на этом свете. И только одно объединяет их всех: они считают себя обиженными, а всех остальных виновными, презрительно называют нас местными, а себя коренными. И это, по правде сказать, усложняет нормальные человеческие отношения.

 Согласитесь, трудно признать, что живущий по соседству крымский татарин лучше и выше тебя, потому что его бабушку депортировали в сорок четвертом, когда тебя и его еще и в проекте не было, а твоя соседка уже голодала в эвакуации или чудом выжила в оккупации. Но сегодня, похоже, принятие закона «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку» сделает нас, жителей Крыма, портящими воздух и путающимися под ногами у титульной нации. Причем, вы обратили внимание, поданный главой меджлиса Мустафой Джемилевым законопроект как-то не особо вдохновил представителей других депортированных народов, не вызвал у них большого энтузиазма. А потому что они прекрасно осознают, что среди депортированных болгары, греки, немцы не высоко котируются на фоне крымских татар, приватизировавших Крым как историческую родину в силу понятных им одним причин, а также в силу своей относительной многочисленности.

 Да, крымским татарам надо отдать должное – далеко не каждый народ, выброшенный с насиженного места, сумел сохранить себя, минимально ассимилироваться среди пусть и близкородственных, но иных национальностей. Они сохранили на бытовом уровне свой язык, культурные традиции, обычаи, они, в конце концов, приверженностью религии и влиятельностью старцев пресекали как могли смешанные браки и поощряли многодетность. Другим крымским переселенцам этого не удалось сделать: в силу своей малочисленности они смешались в браках с представителями живущих по соседству народов и теперь об исторических национальных корнях их предков напоминают только пишущиеся в скобках родовые фамилии. Однако и это не дает крымским татарам никаких преимуществ перед другими народами.

 Давайте вспомним, какие на дворе год и век, а это значит, что тех, кто на самом деле был депортирован из Крыма в сорок четвертом, задыхался в телячьих вагонах, едучи в даль неизвестную, терял в дороге близких, был выброшен на голую уральскую или узбекскую землю, кто прошел все круги ада, разыскивая по возвращении с фронта затерявшихся на просторах безжалостной родины свои семьи, кто, наверное, имел моральное право плевать на портрет Сталина и даже в порыве понятной злости и бессильной ярости срывать фронтовые награды и принципиально не отмечать советские праздники, сегодня осталась горстка.

 Наверное, они имеют право на особые привилегии, хотя вряд ли все остальные в той стране жили лучше, там и так, где им хотелось, – просто их житейские трудности были иного рода. Наверное, и старики других национальностей тоже не без оснований могут претендовать и на санаторные путевки, и на дополнительный, потерянный в годы войны трудовой стаж, и на пятидесятипроцентные льготы при оплате коммунальных услуг, и на разовую материальную помощь. Но хотя бы в отношении переживших депортацию стариков положения закона Джемилева не вызывают такой негативной реакции.

 Но с какой радости на особые привилегии претендуют пятидесятилетний или тридцатилетний крымский татарин, родившийся и выросший в послевоенное время, получивший обязательное среднее, и скорее всего и высшее образование, имевший в советское время, как все, работу, а с развалом и переездом потерявший ее, тоже, кстати, как большинство в нашей стране? Только лишь для того, чтобы все остальные стали его ненавидеть, ему завидовать, а потом надумали скопом рассчитаться доступными бытовыми методами. Закон о гражданских привилегиях по национальному признаку можно принять, ничуть не задумываясь о жизни в этой стране завтра. Потому что основа для межнационального конфликта заложена в самой идее предложенного законопроекта.

 Причем он будет носить не локальный характер, где одни крымские обрушат свое негодование социальным неравноправием на других крымских — он выплеснется далеко за пределы Крыма, потому что выполнение закона потребует от нищего государства выскрести последние сусеки, а следовательно снять последнюю рубашку с бабульки, руки и ноги которой перекручены работой в тылу, с дедульки, дрожащими руками ощупывающего свои фронтовые награды, с ребенка, завистливо глядящего на витрину с аппетитно выложенными фруктами.

 И давайте не будем забывать, в стране с какой степенью коррупции мы живем, а значит, начнутся поиски вариантов по добыванию справок о депортации, как сегодня о липовой инвалидности. Да если завтра депортированным признают учившегося в крымском вузе афроамериканца, то никто особо не удивится, потому что как только заходит речь о привилегиях, претендентов на них оказывается длиннющая очередь.

 А что будет твориться с выделением земли и предоставлением жилья в местах, где до депортации проживали члены семей репатриантов, – страшно представить. Можно не сомневаться, что расторопные и предусмотрительные обзаведутся документальным подтверждением о проживании на Южном берегу Крыма. В степной край охотников ехать немного найдется, тем более и повод замечательно честный есть: например, в пригороде Керчи многие крымско-татарские села исчезли с лица земли. А когда выяснится, что Ялта с Партенитом не резиновые, то не исключен вариант, что Мустафа-ага или другой сторонник национальной идеи подаст накануне очередных парламентских или президентских выборов законопроект о возвращении имущества депортированным. И кто-то полагает, что крымчане других национальностей смиренно освободят жилплощадь для потомков депортированных, глубоко ошибается, потому что не крымских татар среди них подавляющее большинство.

 Но и полностью исключать вариант, что политики, забившие себе и потомкам до седьмого колена место под солнцем за пределами Украины, поддержат его ради голосов тех же крымских татар, тоже нельзя. Законопроект Джемилева в практике отечественного парламентаризма не прецедент в том плане, что свои личные или местечковые интересы наши депутаты, политики и олигархи обычно решают именно через принятие нового удобного закона. Однако впервые сделана попытка решить таким способом национальный вопрос. А завтра похожим при поддержке части депутатов и продавшихся «тушек» вооружатся западные украинцы и не просто захотят, а натурально очистят неньку от москалей и жидомасонов, тем более международные трассы на Западной Украине уставлены билбордами с подобными призывами.

 То, что в нашей стране вообще стало возможным появление такого законопроекта в парламенте, свидетельствует о дремучем невежестве, бескультурье и презрительном отношении к живущим бок о бок людям других национальностей. В цивилизованных государствах это называют разжиганием национальной розни – именно эта мысль выпадает в осадок в законе по защите прав депортированных (читай – крымских татар) авторства их национального лидера — и подлежит уголовной ответственности. У нас же его вопреки здравому смыслу обсуждают со всей серьезностью, хотя и без него имеются достаточно говорящие факты превосходства крымских татар над теми же депортированными болгарами, немцами, греками. День депортации крымских татар отмечают с государственным размахом, а такое же насильственное выселение предков представителей других народов – тихо и почти кулуарно, хотя, судя по рассказам выживших, они тоже на Урале и в Средней Азии оладики со сметаной в три горла не жрали, однако же их потомки крикливо на площадях и парламентской трибуне не кичатся прошедшими их стариками кругами ада.

 Законопроект Мустафы Джемилева не только сеет зерна национальной розни – он еще пытается высечь из каждого из нас чувство вины за депортацию. Не знаю как вы, а на мне такого греха точно нет, поэтому и виниться перед крымскими татарами мне не в чем. И потому, что меня тогда на свете не было, и потому, что никто из моих предков не был причастен к их выселению из Крыма. А, напротив, дружно жили с ними в соседях, крепко дружили и многие годы истово искали друзей своей молодости по всей огромной стране, пока через тридцать лет не обнялись на крымской земле.

 Или в законопроекте Джемилева содержится подспудная мысль приравнять всех крымчан к фашистам, потомки которых перед всем миром просили прощение за Холокост и частично оплатили труд гастарбайтеров? Однако это совсем другая история, хотя если речь пойдет о погашении чужих долгов, как предлагает народный депутат Украины Мустафа Абдулджемиль Джемилев, то пусть он имеет в виду, что и к нему лично, и к его народу у крымчан тоже могут оказаться свои счеты. Вот до чего может дойти дело, если не жить, как призывал мультяшный герой, дружно.


http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8396

Subscribe

promo kr_eho october 6, 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments