Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

Владимир Алексеев: Определенно это шаг вперед в правильном направлении

Наталья ГАВРИЛЕВА
 Закон о языковой политике, принятый на днях Верховной Радой Украины, сейчас горячо обсуждается и в интернете, и в телеэфире; к теме даже успела подключиться печатная пресса. На эту тему на нашем сайте уже высказались некоторые члены нашего Общественного совета. А теперь слово берет Владимир Алексеев, недавно выступивший на нашей ленте со своим аналитическим трудом по обсуждаемой теме под названием «С враньём наперевес», который уже месяц держится на первой строчке топа самых читаемых материалов.

Владимир Геннадиевич — народный депутат Украины того самого созыва, который еще в 1999 году ратифицировал первый вариант Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств, что де-факто предоставило русскому языку официальный статус (Закон № 1350-IV). Поэтому для «убийства» этого закона и попрания Конституции свидомитам пришлось привлечь МИД, Конституционный суд и президента Кучму, и в результате их усилий ныне действует усеченный вариант Европейской хартии. На тему языковой политики у Алексеева есть книга «Бегом от Европы?», в которой рассказывается детективная история о ратификации Хартии, а также досконально разбирается как языковое законодательство страны, так и сложившаяся языковая практика. И еще один штрих, который характеризует нашего эксперта: он принимал участие в работе группы, которая под руководством Евгения Кушнарева готовила свой законопроект по применению языков на Украине — его несколько измененный вариант и представили на рассмотрение Рады Вадим Колесниченко и Сергей Кивалов.

— Владимир Геннадиевич, сейчас вся Украина стоит на ушах после того, как ВР приняла закон о языковой политике. Ваше отношение к самому факту его принятия?

 — Ну, не вся Украина, как вы изволили выразиться, стоит на ушах, а лишь ее национально-свидомая часть. Причем не вся, а лишь та, у которой уши, извините, приспособлены для навешивания лапши. Они кричат: давайте защищать украинскую мову. А что, ей что-то угрожает? Что, принят закон, что русский язык будет единственным государственным? Или введены какие-то ограничения для украинского? Нет! Всего-то – русскоязычным позволили в своих регионах несколько шире использовать русский язык.

 Мы имеем дело с методикой доктора Геббельса, который в свое время придумал массу эвфемизмов — ну, например, массовые расстрелы назвать экзекуциями, уничтожение евреев — окончательным решением еврейского вопроса и так далее. Точно так же сейчас: очень скромный, толерантный, я бы сказал, достаточно умеренный закон подается национально-свидомой частью общества как вселенская катастрофа, несущая угрозу украинскому языку. И по сути дела люди, которые ведутся на эту удочку, протестуют не против закона, а против тех побрехенек, которые придумали о нем вожди украинских свидомитов.

 Конечно, закон кардинально не решает проблем в языковой сфере, но это определенно шаг вперед в правильном направлении.

 Например, есть масса статей в ныне еще действующем законе о языках от 1989 года — если хотите, я могу их привести, которые дают возможность использования в некоторых сферах русского языка наравне с украинским. Но там есть маленькая оговорка, что эти «привилегии» граждане могут использовать лишь в местностях, где этнических русских проживает более 50 процентов! А таких административных единиц из 27 регионов Украины всего два — Севастополь и Крым. Да и там эти права полностью не используются. А в новом законе говорится уже о 10 процентах, значит, под такое право подпадает уже 13 территорий. Но это не кардинальное решение проблемы, согласитесь.

— Говорят о том, что принятие этого закона поможет Партии регионов в будущей избирательной кампании. Если мы говорим не о защите языка, а о защите права человека на язык, какие должны быть следующие шаги законодателя?

 — Я как парламентарий со стажем вначале отвечу на тезис о Партии регионов. Скажите, наши права этот закон расширяет? Расширяет! Вы лично выигрываете? Выигрываете. Я могу ваш выигрыш по полочкам разложить и показать, но этот анализ – тема отдельного разговора. Не надо искать подвох — ищите выгоду от этого закона. Получили возможность в практическом плане более широко использовать русский язык — это плюс? Плюс! Изымается из лицензии телерадиокомпаний квотирование языка — плюс? Плюс! Так чего противники этого закона из числа русскоязычных вдруг кочевряжатся? Им что, подать все и сразу? Почти четверть века свидомиты шаг за шагом резали наши права, а тут все верни одним махом?

— А противники этого закона криком кричат, что украинский язык пострадает!..

 — (смеется) Ну, если этот закон заставит Тягныбока или Фарион перейти на русский язык, то, очевидно, они правы.

— Но, насколько я понимаю, такое и в страшном сне присниться не может…

 — Конечно: украиноязычные останутся украиноязычными, а русскоязычные — русскоязычными. По сути дела, этот закон ничего нового в нашу жизнь практически не вносит, он скорее, немного восстанавливает ранее у нас отнятое и позволяет стабилизировать ситуацию на нынешнем уровне. Почему так встрепенулись свидомиты? Когда они в 1989 году написали свой закон про мовы, они заложили туда не реалии того времени, а свои «хотелки». И ведь достигли их! А сейчас, когда языковые реалии они уже опустили до уровня своих «хотелок», дальше закон 89-го года свидомитов уже не устраивает, потому что дальнейшую дерусификацию им приходится проводить вне правового поля. Даже того, которое они сами для себя создали. Но тут вдруг, с принятием закона Колесниченко-Кивалова, поднимается планка прав русскоязычных! И свидомиты, которые ставят задачу нас ассимилировать и ликвидировать как этническую группу, конечно, этого позволить не желают. В общем, если этот закон будет работать, то, я думаю, пострадают от него только национально ушибленные. У которых начнется (уже началась!) ломка от того, что они лишатся смысла их жизни – травить русский язык и культуру.

— Осталось дождаться, чтобы закон действительно заработал…

 — Да. А теперь поговорим о том, что делать. Первым делом я бы сразу обратился в Конституционный суд, чтобы тот подтвердил, что закон конституционен. Чтобы потом, в случае каких-либо политических изменений, скажем, давления из стран «истинной демократии» или пришествия очередного «майданного мессии» и так далее, свидомиты не смогли бы этот закон убить через Конституционный суд.

 Кстати, я бы очень хотел посмотреть на то, как если вдруг Конституционный суд откажет в поддержке нового закона! Ведь Колесниченко запасся позитивным заключением на него Венецианской комиссии (даже согласившись ради этого на снижение его действенности по сравнению с первоначальным вариантом Кушнарева). КС будет в очень сложной ситуации: очень трудно будет назвать то, что одобрила Венецианская комиссия, не соответствующим действующей Конституции Украины. Это все равно как самого себя (точнее, собственную Конституцию) выпороть.

— А если КС все же скажет, что закон не вкладывается в рамки Основного закона?

 — До выборов не скажет! Тут очень важно, чтобы он решение по этому закону принял до выборов. Второе. Надо оказать поддержку президенту по вопросу подписания этого закона. А то ведь свидомиты на него давят, а мы молчим… Мало того, сейчас проявилась масса русскоговорящих конформистов, которые верноподданно бубнят, что их права никто не нарушал, а потому и закон этот не нужен. И тут они смыкаются с русскоязычными радикалами, которые кричат: хотим все и сразу! А в результате помогают свидомитам не дать нам ничего и никогда. Третье. Есть прямая опасность того, что может сложиться ситуация, как с законом про мовы от 1989 года. Ряд позитивных моментов, которые в нем были в нашу пользу, — например, одинаково обязательное изучение русского и украинского языков, право граждан обращаться в органы власти на русском языке, а власти — отвечать на их обращения на русском языке — в законе были, но это все не выполнялось.

 В законе 1989 года было записано, например, что документы граждан — паспорт, диплом, военный билет, трудовая книжка заполняются на украинском и русском языках. А реально это действует только в паспортах, в остальных документах это не действовало. И массу других положений закона от 1989 года, которые были в нашу пользу, откровенно саботировали. Сейчас очень важно изначально пресечь саботаж нового закона, и добиться, чтобы как можно быстрее был предпринят комплекс мер в сфере государственного управления: распоряжения Кабмина, поручения президента, приказы по министерствам и ведомствам по реальному воплощению в жизнь нового закона. Чтобы не упрятали его «под сукно», как это было с законом 1989 года.

 Мне очень импонирует позиция Вадима Колесниченко, который сказал, что принятие этого закона – только первый шаг к реальному двуязычию. Сейчас в Киеве начала работу Конституционная комиссия — вот поле деятельности для тех, кто хочет государственного статуса для русского языка! Идите и требуйте! Ведь действительно нужно приводить в рамках Конституции законодательное поле Украины по языковому вопросу к тем реалиям, которые на сегодня существуют. Кстати, приближаясь благодаря этому к правовым нормам цивилизованной Европы, о стремлении в которую истошно кричат наши свидомиты.

http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8413

Subscribe

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments