Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

От «мирного» Майдана до войны – один шаг!

Надежда ТЕРЗИЕВА

— Что вы здесь стоите? Работаете?! Оно вам надо? Езжайте на Майдан!
…Это были обычные рабочие будни. Я снимала очередной блиц-опрос на одной из Симферопольских улиц.
— А что на Майдане-то? — спросила у пожилого мужчины, посылавшего меня митинговать.
— Вот, — похлопывая по карману, ответил он, — полторы тысячи! Разве плохо? Кормят тебя, поят, спать укладывают, и ничего делать не надо! Недельку там пожил, флажками помахал — где бы я еще такие деньги заработал?
…Съемка закончилась, оператор складывал аппаратуру.

Виталий Григорьевич Онищенко

title
— Как? Вот как можно предательски относиться к своей Родине? — услышала я мужской голос в стороне.

— Что вы имеете ввиду? – спросила я.

— Я о том мужчине, который за деньги на Майдане стоял! Он же за 1500 продал страну, в которой живет! Не важно, за кого он там стоял, важно, что не за свои собственные убеждения и не за благо Украины! Огромное горе сейчас пошло на Украину: вот эти «яценюки-тягнибоки», огромное горе! Моей доченьке 13 лет, и мне страшно за нее. Страшно подумать о том, что будет гражданская война. Понимаете, колокола уже звонят! Мы стали ненавидеть друг друга! Зачем это нужно? Понимаете, мы разных религий: мы православные, они – католики. Польша-шляхта, она всегда была против Украины. Доченька, 25 миллионов членов партии продал негодяй Горбачев, продали страну!

Я уже собиралась попрощаться с пожилым мужчиной. Он почувствовал это и выпалил фразу, которая меня остановила:

— …Их уничтожали там. Их отправляли из города Прилуки. Молоденькие девочки заканчивали педучилища. И ехали они учить детей туда, на запад Украины, в школы, а назад мы встречали гробики. У молоденьких учительниц были программы советского времени и русский язык – два серьезно раздражающих фактора для местного населения. Я лично видел эти звериные лица.

— Представьтесь, пожалуйста, — обратилась я к мужчине, — я не могу понять, о чем вы мне сейчас рассказываете.

Честно говоря, от такой информации я была немного в шоковом состоянии…

— Чтоб вы знали, дорогая, я прожил серьезную жизнь: 32 года был генеральным директором фабрики в Николаеве. И в Симферополе работал директором швейной фабрики им. Крупской последние 10 лет (перед пенсией) был начальником таможенной службы завода «Фиолент». Теперь я на пенсии, мне уже 75 лет. А зовут меня Виталий Григорьевич Онищенко. Я рассказываю вам о времени, когда я служил в Тернопольской воинской части, радиолокационном полку. Был оператором первого класса радиолокационной станции. Был также комсоргом роты. Мы ходили в клуб, где с местными жителями у нас всегда были конфликты. Это было в начале 60-х годов. Они ненавидели ребят с востока, русскоговорящих. Вот моя история: я шел в пилотке через кладбище. Меня встретили три человека. Но я не боялся, сразу сказал: «Тронешь, б…ина, учти, мои друзья придут тебя расстреляют!». А у нас рота была: армяне, грузины… мы хватали оружие, приходили в клуб и дрались, били их по поясницам…



О ситуации в начале 60-х годов, описанной Виталием Онищенко, о том, было ли на самом деле такое радикальное нетерпении ко всему русскому, я поинтересовалась у крымского историка, доцента Таврического Национального Университета Дмитрия Омельчука. Дмитрий Владимирович в 1973-75 годах жил во Львовской области, Камен-Подольском районе. Тогда у него была возможность более подробно изучить документы Львовского обкома партии.

— О том, что, даже в начале 50-х подобные прецеденты бывали, я видел в документах Львовского обкома партии, в донесениях вышестоящих, — рассказал Дмитрий Владимирович. — Так поступали с учителями, почтальонами, комсомольскими активистами. Особенно доставалось местным, если кто-то из них переходил на сторону советской власти. Но в документах описывались разного рода недружественные проявления… Такого прямо — чтобы в гробах девушек отправляли — я не припомню…

Я попросила Дмитрия Владимировича объяснить с исторической точки зрения, почему все-таки подобное «неприятие» имело место быть?

— Если об этом коротко, немцы перебили примерно в пять раз меньше жителей Западной Украины в Великую Отечественную, нежели энкавэдэшники. Как ни крути, а мы были для них оккупантами. Вот эта настороженность и ярко выраженный антируссизм, — они, по большому счету, и сегодня присутствуют в отдельных районах западной Украины. В 60-е годы, я подчеркиваю, таких вещей, конечно, не было.




— Я сейчас помню, как меня принимали в партию. Я видел, как стояли офицеры в политотделе. У меня сейчас огромное сожаление из-за того, что все, что мы делали, создавали, созидали, все пошло насмарку, на слом! Ведь это было воспитание! Сейчас разрушили памятник Ленину – это кощунство. Я придумал партию, разработал устав, сейчас вот регистрирую. И называется моя партия «А нам все до сраки» (простите, но из песни слов, что называется, не выкинешь — ред.), — это уже Виталий Онищенко продолжает изливать душу.

— Виталий Григорьевич, и что же, вы не поддерживаете людей, которые вышли на Майдан, чтобы отстоять свои интересы?

— Люди на Майдане не добьются никакой правды! Поймите, это люди, заблудившиеся в своих чувствах, выражениях… Их просто сманили. Да, многие их них обижены на нынешнюю власть, и мотивацию этих людей я понимаю. Пойми, доченька, одно: да, много трудностей мы пережили, сделали красивую страну, которую по-настоящему уважало и признавало мировое сообщество. Нужно примириться и жить дружно! Уважать друг друга. Я на месте бы Януковича сказал так: «Знаете, дорогие мои, если вы мной не довольны, я ухожу». Но лучшего же ведь нет…

Я знаю очень хорошо Витю Ющенко, но он ведь ничего хорошего не сделал для своей страны. Я больше всего восхищаюсь лидерами прошлого времени: Щербицким Владимиром Васильевичем… Украина собирала миллиард пудов хлеба, Украина была цветущим раем. А разве можно сейчас что-то подобное сказать? Вы посмотрите – в Крыму сейчас не работает ни одно предприятие! Моя фабрика – четыре японских линии — выпускала 2,5 миллиона мужских сорочек!

— Какой вы видите выход из трудного положения, в котором оказалась сейчас наша страна? – поинтересовалась я.

— Нужен лидер. Лидер должен быть! — ответил Виталий Григорьевич, — очень строго нужно все решить, вплоть до радикальных действий! Нельзя допускать того, что творится сейчас на Майдане! Ну, кто мог допустить такое отношение к «Беркуту», чтобы им в лицо цепями да газом… Вы посмотрите, что тягают по этому Майдану! Расчистить следует Майдан, однозначно! Позорище такое, перед миром позор такой! Закончится все плохо! Закончится гражданским неповиновением, неуважением друг к другу. Мы должны создать нормальную страну для наших детей…


«И вдруг, гляди, как нитка жизни оборвется, по мне заплачут вдруг дожди, и вниз с небес звезда сорвется…», — вспоминала я слова моего неожиданного собеседника. И думала о том, насколько разные встречаются люди. Люди, относящиеся к одной, казалось бы, эпохе: первый мужчина с полутора тысячами в кармане, и второй, переживающий о будущем страны, в которой он живет, и которую он любит…

Эта случайная встреча произошла еще до Нового года. И сейчас, обращая внимание на уже кровавые события, которые происходят в Киеве, похоже, что пророчества о гражданском неповиновении моего собеседника сбываются…



Фото автора

http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=11294
Subscribe

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments