Крымское Эхо (kr_eho) wrote,
Крымское Эхо
kr_eho

«Всё равно правда победит»

Наталья ГАВРИЛЕВА

Крым сегодня бурлит: ежечасно, ежеминутно идет сшивание тысячами незримых ниточек жителей полуострова с новой-старой родиной. Но еще свежи в памяти события всего лишь месячной давности, когда было совсем непонятно, куда качнется чаша весов: сумеет ли автономия вернуться в состав Российской Федерации или останется в доме у мачехи-Украины.
Но все уже позади. И — награды находят своих героев: пока от общественности, в частности, от Института стран СНГ, который возглавляет Константин Затулин. Медаль «За освобождение Крыма и Севастополя. 16 марта 2014 года» получил начштаба самообороны Гагаринского района Сергей Бойченко.

Сергей Бойченко

title
Для начала — знакомимся:

— Сергей, кто вы по жизни?

— Я предприниматель, а еще генерал-полковник казачьих войск Южно-русского казачества.

— Вы получили награду из рук Константина Федоровича как активный участник самообороны Севастополя — Третьей обороны, как сейчас это уже называют. Мне интересен самый начальный момент: почему, в какую минуту, кто вам дал команду, что нужно вставать и идти защищать город-герой?

— Да вроде никто не командовал… Я смотрел телевизор, видел, что творится в Киеве, видел, как бьют наших ребят, а они в ответ не могут ничего сделать. 21 февраля я встречал «Беркут» в Севастополе. Видел слезы на глазах ребят… И с 21 февраля я уже находился в обороне Севастополя.

— Как к вам люди приходили? Как вы их созывали? Если вы начальник казацких войск — просто своих позвали и все? Или была команда?

— Знаете, в Севастополе есть дух города, он особенный… Мне начали звонить: Сергей, что делать? И вот мы… (я сейчас говорю, а у меня мурашки по коже идут!) собрались все и начали патрулировать город.

— То есть, вас заставила сама жизнь?

— Я бы не смог просидеть в сторонке. Мы поднялись — это все благодаря людям, один бы я не смог ничего сделать. Один в поле не воин.

— А что конкретно вы делали?

— Например, сюда приезжали делегации с Жириновским, Терешковой, Валуевым, остальные товарищи — мы их встречали, сопровождали, охраняли… Потом началась организация, я создал наше, Гагаринское, отделение.

Мы охраняли город, смотрели за порядком, помогали блокпостам, искали провокаторов — в те дни в Севастополе преступность упала в ноль. Задержали двух бандеровцев, которые распространяли листовки. Нам очень помогали простые жители — звонят: здесь какие-то подозрительные люди. Мы сразу выезжаем. Заходим в одну квартиру — а там висит георгиевская ленточка на портрете Геббельса! Выясняем: кто живет, какие у них настроения… Но я не могу раскрыть некоторые вещи, с которыми пришлось столкнуться.

Кстати, с нами все время рука об руку шла милиция. Самое интересное — мой друг, который работает во внутренней безопасности, пришел с охотничьим ружьем. Говорит, я буду с вами, невзирая ни на что! Ведь милиция не проявляла особого интереса к теме «Беркута». Все списывали в принципе на самооборону. Звонок в милицию от людей, людей, которые живут поблизости — его передают нам, и мы выезжаем на вызов.

Нам говорят: в этой квартире почему-то толчется десяток молодых парней. Заходят, выходят, что-то в сумках переносят… Мы, естественно, выставляли наблюдение и потом уже вызывали подмогу — казаков, милицию, потому что без милиции не имели права никуда зайти. Милиция не очень хотела связываться со всем этим, потому что они колебались, на какую сторону склониться, к кому примкнуть.

К тому же мы были без оружия. Сами понимаете, натолкнуться мы могли на что угодно и на кого угодно.

— Был ли какой самый трудный момент, который, может быть, заставил вас колебаться?..

— Конечно! 26 февраля мы срочно погрузились с площади Нахимова и отправились в Симферополь, к вам, на тот памятный митинг, когда славяне и татары шли стенка на стенку. Тогда казаки сказали нам большое спасибо: их там было 500 человек, а на них пошли полторы тысячи татар, которые кричали под стенами Верховного Совета Крыма. А когда подошли севастопольцы, получился коридор. Там были мои ребята! А их били в область сердца и по ногам… Когда мы возвращались, у меня было очень плохое настроение, я понимал, что это уже война.

— Сейчас хорошо говорить: мы победили, мы такие смелые, но я-то знаю, что были моменты, во всяком случае, у меня они были, когда казалось — еще чуть-чуть, и все повернет назад. А у вас были такие моменты?

— Были. Когда выдали оружие.

— И вы поняли, что возможно придется стрелять. И вы стреляли?

— Нет! И слава богу, не было причин.

— Вам сейчас хорошо, шампанское, медали…

— Нам еще не хорошо: здесь, на полуострове, находится еще около тысячи этих бандеровцев, которые были сюда засланы.

— Почему вы думаете, что тысяча?

— У меня такая информация поступила. Ориентировка. Они сейчас притихли, ждут, когда все осядет, когда пойдет курортный сезон, и тогда они как-то будут себя проявлять. Но мы ждем от них мелких гадостей, на крупные они все равно не способны.

— Тем, кто сейчас живет на Юго-Востоке, тяжелее. Что вы им посоветуете? И как считаете, как там будет развиваться ситуация?

— Хочу сказать: люди, которые там живут, тоже полны духом. И все равно правда победит. Ребята уже организовываются, мне звонят запорожские, донецкие — просят помощи. Мы говорим: дайте нам немного времени в своем городе навести порядок.

— А вы лично поедете туда на помощь?

— Я бы точно поехал. Я не боюсь.

— И много таких желающих?

— Как вы думаете, если поехали в Симферополь в первый день, то почему не поедем на Юго-Восток?

— Они должны попросить вас об этом?

— Конечно, они должны четко сказать: ребята, помогите нам!

— Они знают ваши контакты?

— Конечно! Но они сидят пока, боятся выступать.

— Не набрали той критической массы, когда народ поднимается?

— Совершенно верно. Но я точно знаю, что это произойдет! Сто процентов! Ну невозможно терпеть… Если бы не вмешались российские власти, «зеленые человечки», то в Севастополе, Крыму, пролилось бы очень много крови. Мы уже тоже делали бутылки с зажигательной смесью, готовились. Если бы они, как хотели, прошлись бы по улице Ленина с факелами, на них эти все вещи бы полетели. И было бы очень много крови, многие бы полегли.

— Как считаете, что сейчас в Крыму самое опасное, неприятное?

— Бюрократия и старые кадры, которые остались на местах. Те, кто перекрасился — депутаты те же. Мы всех прекрасно знаем: кто в городе Севастополе что из себя представляет.

— Ваш рецепт: как этого избежать?

— Только через голосование! Нужно полностью менять исполнительную власть, она вся прогнила. Они брали откаты, взятки. Все это прекрасно знают: чтобы поставить павильон — дай в нужные руки пять тысяч долларов. Монополизм какой-то! Чистая януковщина…





Фото автора

http://kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=11844
Subscribe

promo kr_eho october 6, 2020 15:12 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сергей КЛЁНОВ Кажется, уже все государства вокруг перестали особенно скрывать свою тактику ведения войны и атак на суверенитет силами не очень заметными – хакерами; наемниками, подобранными где-то в темных логовах экстремистов; СМИ, публикующими недостоверную информацию, чтобы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments